Буква закона и ответственность — главное в работе опера

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

С 1996 по 2000 год отделение уголовного розыска криминальной милиции Несвижского районного отдела внутренних дел возглавлял Виктор Станиславович ПАРЕЙКО.

После окончания в 1983 году Козловской средней школы не думал Виктор Парейко о службе в органах внутренних дел. Сдав успешно экзамены, поступил в Ломоносовское военное авиационно-техническое училище. Отец Станислав Александрович не перечил сыну, но перед далёкой дорогой, протянув пачку трёхрублёвок, сказал: «Не надейся, что твой выбор — это только вот этот турник во дворе, на котором ты можешь висеть полдня, всё намного сложнее».

В 16 лет уже принял присягу. Манило небо, зачаровывали большие  машины, покоряющие его. Но вскоре юношеская романтика сменилась будничной реальностью. Решил бросить училище и пошел служить в армию. Родителям после отъезда из дома написал через несколько месяцев. Мама Анна Ивановна немного успокоилась (она изначально была  против карьеры военного).

Насколько всё в жизни Виктора окажется сложнее, он тогда даже не предполагал. В армии дослужился до командира взвода. Пришел домой сержантом.  Уволившись из Вооруженных Сил, неоднократно получал уведомления с приглашением на работу. Всюду нужны были  физически подготовленные и морально устойчивые люди.

Несвижский РОВД был в то время укомплектован, и 19-летний  Виктор попадает через УВД в Минский районный отдел милиции. Проверив по месту службы характеристику на удивление молодого бойца, его определяют в патрульно-постовую службу. Весь Минский район, включая территорию Минского моря, Заславль, Колодищи, Боровляны, — и только двадцать один сотрудник милиции. Два года службы прошли незаметно. За это время пришлось побывать в чернобыльской зоне. Две недели в Хойникском районе и две — в Наровлянском. В летний июльский зной охраняли опустевшие дома.

— По оставленным вещам было понятно, что люди надеялись вот-вот вернуться в свои жилища, — рассказывает мой собеседник. — Тогда ещё никто не знал, что уехать пришлось надолго. И, чтобы предотвратить мародерство, мы в спецодежде, в респираторах заступали на 8-часовую вахту. Сводные отряды милиции обеспечивались сухим пайком — из консерв, хлеба — и фляжкой привозной воды.

После смены умывались, а спецодежду упаковывали в полиэтиленовые мешки. Не всё тогда знали мы о последствиях аварии. Просто выполняли поставленную задачу. После возвращения хотел скрыть от родителей пребывание в зараженной зоне, но на их адрес, ещё до моего приезда, пришло благодарственное письмо, что я «с честью и достоинством выполнял служебный долг».

Затем решил поступать в Минскую высшую школу МВД СССР.

— Прошел только со второго раза, — признается сам. — В первый раз думал, что  получится «на авось», но не тут-то было. Во второй раз готовился  уже основательно, просто «грыз буквари». В те времена наша школа милиции была престижным учебным заведением. Есть однокурсники из Прибалтики, России, Украины, других стран. Многие уже на заслуженном отдыхе, некоторые служили в горячих точках.

Нелёгкое испытание пережил я, будучи курсантом. Во время войны Армении с Азербайджаном несколько месяцев находились в командировке в зоне конфликта. Самое страшное и тяжелое зрелище  пришлось пережить на второй день после землетрясения, которое там произошло. Пятиэтажные дома превратились в груду камней размером с двухэтажный дом. Девятиэтажки — в груду камней высотой в трехэтажный дом. Из сорванных труб коммуникаций шла утечка газа и воды. Ужас в глазах людей, рыдания над погибшими близкими и родными, стоны умирающих под завалами и такое количество гробов…

Был такой случай: в детском саду один мальчишка всё время сбегал с тихого часа от воспитателей. Так получилось и в день землетрясения. Родители, увидев  малыша живым, надеялись, что дети спасены. Но все, кто остался в здании, были погребены под обломками одноэтажного  детского сада.

Всё, что происходило в Армении после землетрясения в эпицентре, снилось мне еще несколько лет…

После четырех лет учёбы, в 1991-м году, уже лейтенантом вернулся служить в уголовный розыск. Был единственным сыщиком на весь Боровлянский сельский Совет. Кабинет в общежитии, одна печатная машинка и утренняя очередь граждан с заявлениями.

Разные случаи в работе были. Однажды пришлось на преступника идти безоружным.

В общежитие к девушкам  зашли несколько парней, пригласили познакомиться и провести время вместе. Предложение было отвергнуто,  и парни, украшенные татуировками, начали угрожать. Одной из  девчат перебили руку, забрали в отместку за отказ дорогую шапку-кубанку. Пригрозив, скрылись. Запуганные девушки обратились в милицию,  когда обо всём случайно узнали их родители. Было возбуждено уголовное дело. Двух преступников задержали, а третий скрылся. Как выяснилось, он только освободился из мест заключения и приехал из Логойска к «друзьям» погостить.

Поиски преступника не давали никаких результатов. Но как-то, возвращаясь вечером домой, Виктор получил информацию о том, что «логойский гость» в женском общежитии и, приставив нож к горлу девушки, требует отказаться от своего заявления. Медлить было нельзя. Бежать за подкреплением — можно не успеть спасти человека. И лейтенант решает действовать  самостоятельно.

Выбив запертую дверь, опер быстро сориентировался в обстановке и обезоружил преступника. Завязалась потасовка. Сломанная в щепки мебель летела в стороны. Благодаря хорошей физической подготовке, Виктору удалось скрутить бандита, но в последний момент  тот дотянулся до тумбочки с утюгом. Увернувшись от одного удара и разбив утюг, лейтенант не смог предотвратить следующих ударов ручкой, которая осталась в руках бандита. Острым куском  пластика уголовник пытался попасть в жизненно важные места — висок и шейную артерию. Из-за залитого кровью лица Виктор проиграл схватку. Но преступника всё же задержали через два месяца на литовской границе. Старший оперуполномоченный уголовного розыска Минского РОВД спас девушку от ножа злодея, но после, «заштопанному», ему пришлось полтора месяца провести на больничной койке. Рисковал молодой милиционер, а ведь дома его ждала жена с маленьким сыном.

Своей Ирине Виктор старался не рассказывать о сложностях профессии. Хватало того, что зачастую супруге приходилось далеко за полночь ждать и беспокоиться. Иногда опер вынужден был отсутствовать дома сутками. Так было и в то время, когда в Минске орудовали бандиты-убийцы. Волна событий всколыхнула всю республику. За городом одного за другим находили убитых водителей такси. Было определено, что орудуют несколько человек. Экспертиза установила — водители были задушены.

Как выяснилось, двое молодых  людей, наняв такси, выбирали загородное направление и приводили в исполнение свой  план. Сидевший сзади набрасывал водителю на шею шнурок-удавку, а пассажир на переднем сиденье добивал жертву в правый висок. Выбросив труп или упаковав его в багажник, на этой же машине убийцы спокойно раскатывали по  городу в поисках развлечений. На следующий день машину находили брошенной во дворах, а труп водителя в пригородной зоне по следу отыскивали с собаками.

Следственно-оперативная группа, в состав которой входил и Виктор, работала сутками. Обычно след преступников начинался в коттеджных посёлках в Боровлянах и обрываться мог в любой точке города или пригорода Минска. За три недели погибли четверо таксистов. Следователи знали — черное дело будет продолжаться. Предупреждены были все работники таксопарков. Если водитель не отвечал по рации на запрос диспетчера, машину объявляли в розыск и перекрывали город. Два водителя погибли по своей опрометчивости, решив заработать, выйдя из зоны  контроля. Последнюю жертву спецгруппа обнаружила недалеко от деревни Белые Лужи в направлении Раубич.

Преступники были обезврежены и приговорены к расстрелу.

В 1996 году Виктор Парейко вернулся в родной район. Пять лет работал на должности начальника уголовного розыска. С 2001 по 2006 год — начальник криминальной милиции Несвижского РОВД. На счету надежного и слаженного коллектива отделения — раскрытие заказного убийства и других  тяжких преступлений в районе. Никогда без внимания не  оставались здесь мелкие кражи. Главное в работе сыскарей — всегда  заниматься делом так, чтобы люди были убеждены:  любое преступление не останется безнаказанным. Именно  на этом и держится авторитет человека в погонах.

Уже несколько лет как Виктор Станиславович Парейко сменил мундир подполковника милиции на гражданскую одежду.

— Непросто было в сорок один год, — признается мой собеседник, — поменять образ жизни на более размеренный, когда, кроме как ловить и искать, ничем больше не занимался.

Сейчас Виктор Станиславович  работает начальником участка сторожевой охраны ОАО «Городейский сахарный комбинат». В его подчинении более тридцати человек.

— Буква закона и ответственность. Ты все 24 часа на работе и себе просто не принадлежишь — ни выходных, ни праздников — такова работа оперативника.  И со своим временем никогда не считаешься. Так было, — рассказывает он. — Сегодня  это — начало рабочего дня и окончание, за исключением необходимого присутствия на работе…

Наверное, так нужно. Есть возможность лишний раз  встретиться на выходные с родителями.  Они меня вырастили — время отдавать долги.

Больше времени провожу с сыном и дочерью. В июле с женой отметили 20-летие совместной  жизни. Я очень благодарен Ирине за терпение и заботы.

С благодарностью вспоминаю  своих наставников.

Стараюсь не терять спортивную форму. Бокс, карате и гиревой спорт, которыми увлекался, начиная со школы, училища и армии,  сменил на плавание — на работе прекрасная спортивная база.

Не забывают ребята из розыска. Знаю, что и сейчас могу положиться на каждого  из них, что всегда поддержат и не подведут.

Желаю им успехов и достижения новых вершин в сыскном деле, и… дослужить до пенсии.

 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.