Невероятные следы итальянцев в Несвиже

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  • 16
  •  
  •  
  •  

 Второй раз в течение года Несвиж посещает посол Италии в Беларуси Джулио Приджиони. Наш город очень нравится итальянцам: господин посол и его спутники в восторге от его современного вида и культурных достижений. А между тем в этих достижениях немалую роль сыграли в свое время именно итальянцы, которые были, пожалуй, наиболее плотной и многочисленной группой европейцев, работавших в Несвиже, и в других радзивилловских владениях.

Радзивиллы смогли себе позволить одними из первых среди магнатов переступить через многовековую гордыню и признать, что учиться у других народов не зазорно, а иногда исключительно полезно. Если, разумеется, при этом перенимать лучшее и всегда помнить о своей линии.

В силу разных исторических причин, и это надо признать, восточные регионы Европы развивались медленнее, чем западные, – в плане технологий, экономики, культуры, философии. Италия же по праву считается колыбелью мировой культуры и искусства. К ее достижениям стремились приобщиться, учиться там считалось престижно и почетно, на Италию равнялись. Вспомним слова современников, высоко оценивших достоинства Николая Радзивилла Сиротки, благодаря которому было построено практически все, ради чего сегодня в Несвиж приезжают многочисленные гости: «…был гордостью в бою, светом в совете, увидел и познал землю. Если бы мы имели двух таких мужей, легко бы обогнали Италию». Кстати, господин посол, хорошо знающий историю, во время приезда в Несвиж сказал о Сиротке, что «тот больше прожил в Италии, чем в Несвиже». И он близок к истине. В юности Сиротка много путешествовал, подолгу останавливаясь именно в итальянских городах. В 1566 году первый несвижский ординат принял католичество в Италии. После ранения под Псковом в 1581 году знаменитый земляк поправлял там здоровье и готовился к паломничеству, маршрут которого пролег через Аппенинский полуостров. По возвращении Сиротка стремился обустроить Несвиж по образу и подобию итальянских городов, которые произвели на него неизгладимое впечатление. Система обороны города строилась согласно староитальянской оборонительной системе. Дальше – больше. Наследники и потомки Сиротки практически все побывали в Италии, многие учились там в университетах. Сын Сиротки Ян Юрий получал образование в Падуанском университете. Второй сын – Александр Людвик – женился на итальянке Лукреции Марии Стрози, и это был не единственный брак, заключенный представителями рода Радзивиллов с итальянками. В итальянской Болонье, куда приехал на лечение, в 1654 году Александр Людвик и умер.

Болонья вообще была для Радзивиллов роковым городом. В 1606 году там окончил свои дни, не дожив до семнадцатилетия, заболевший чумой еще один сын Сиротки – Кшиштоф Николай, который учился в Болонском университете. Саркофаг с его телом считается самым первым захоронением в крипте Радзивиллов в Несвиже. Рядом с алтарем Святого Креста и надгробием Сиротки в несвижском костеле находится бюст молодого Радзивилла. Он выполнен венецианским скульптором Чезаре Франко и установлен в костеле в 1608 году.

6-й несвижский ординат Михаил Казимир Радзивилл – внук Сиротки, долго жил в Италии, учился в Болонском университете. И также скончался в фатальном месте для своего отца и других родственников – в Болонье.

В Италии учился Матей Радзивилл, друг Гете, автор знаменитой «Агатки», многие другие представители рода.

Несвиж на протяжении веков заслуженно считался центром культуры и искусств. Это звание необходимо было постоянно поддерживать. Радзивиллы приглашали к себе много итальянских мастеров – художников, архитекторов, актеров, режиссеров.

Пожалуй, самый заметный след в Несвиже оставил итальянец Джованни Мария Бернардони, трудами которого возведен несвижский костел Божьего Тела – первый памятник архитектуры барокко в Восточной Европе. Базилика в Несвиже была построена очень скоро после первой – вообще в мире! – базилики, которую создали иезуиты в Риме – Иль Джезу (Во имя Христа). То есть, Несвиж во внедрении этой стилистики оказался раньше, нежели Вильнюс и Краков, и многие другие более крупные, чем наш, европейские города.

В 1993 году бронзовый бюст Бернардони был установлен в Старом парке Несвижа. К сожалению, портретное изображение знаменитого архитектора не сохранилось. Скульптор Николай Гумилев, отталкиваясь от собственных представлений о творческом и жизненном кредо зодчего, создал образ сильного, целеустремленного человека. Время вносит новые черты в облик Бернардони. Очень надеемся, что с помощью господина посла, который пообещал оказать содействие в поисках материалов о Бернардони, творчество этого человека откроется перед нами новыми гранями, ведь Джованни Мария – знаковая личность для истории нашей культуры и искусства. Ровно десять лет назад в Риме по инициативе польского профессора Ежи Ковальчика выдан сборник статей, посвященных творчеству Бернардони. Ценнейшая книга! Она состоит из отдельных статей ученых: итальянцы написали об итальянском периоде творчества Бернардони, поляки – о польском, белорусы – о белорусском. И это пока наиболее полный источник сведений о знаменитом зодчем.

Интересы Бернардони не ограничивались лишь архитектурой: он имел большие склонности к математике и астрономии, часто наблюдал ночное небо и пытался как можно точнее подсчитать градусы между звездами. На сегодняшний день ученые вовсе не исключают, что Бернардони с его увлечением астрономией и математикой имел самое прямое отношение к знаменитой «радзивилловской карте Великого княжества Литовского», впервые опубликованной в Амстердаме в 1603 году (ее другое, уцелевшее издание датируется 1613 годом), экземпляр которой в 2000 году был подарен в Несвиже наследниками Сиротки «всему белорусскому народу» и находится в Национальном музее истории и культуры Беларуси. История возвращает нам свои долги.

Бернардони происходил из Каньё, размещенной на севере Италии вблизи местности Комо. Именно район озера Комо испокон веков экспортировал высококлассных ремесленников во все страны мира. Позднее оттуда в Несвиж приедет еще одна знаменитость – Маурицио Педетти, который несколько лет будет придворным архитектором Рыбоньки. После службы у Радзивиллов переедет в Айхштетт, где до конца жизни будет придворным архитектором архиепископской резиденции. Рыбонька очень ценил Педетти, который вместо трех лет, согласно подписанному контракту, прожил в Несвиже четыре года. И, чтобы уехать из него, Педетти пришлось прибегнуть к хитрости, иначе Михаил Казимир Рыбонька не отпустил бы его.

Стоит сказать, что работа итальянских мастеров ценилась в Несвиже в прямом и переносном смысле этого слова. Маурицио Педетти по контракту 1746 года должен был получить 80 дукатов, или 1440 польских злотых в год. К этому добавлялась оплата квартиры, выездов, питания и подорожные. Фактически итальянские мастера были, как теперь принято выражаться, «на полном содержании» у Радзивиллов. Их услуги на протяжении веков оплачивались в 2,5-3 раза выше, чем работа местных мастеров.

Маурицио Педетти принадлежит проект перестройки интерьера костела Божьего Тела, причастен он и к строительству дворца Консоляции в Альбе. Пока под вопросом у историков, но вполне может быть, что Педетти является и автором проекта «Домика на рынке» в Несвиже. Кстати, рекомендацию ему для работы у Рыбоньки дал итальянец Гоэтано Кьявери.

Для возведения купола несвижского костела был приглашен в 1592 году архитектор Джузеппе Бризио, который, судя по всему, до этого уже бывал в Несвиже. Консекрацию (епископское освящение) храма 7 октября 1601 года провел папский нунций Клаудио Ронгони. В росписях костела были использованы, и это давно доказано, образцы иллюзионистической архитектуры, представленные в гравюрах итальянских архитекторов.

Заметный след оставил на землях Радзивиллов итальянский зодчий, преподаватель Виленского университета Карло Спампани. Выходец из Аппеннин знаменит тем, что спроектировал резиденцию Радзивиллов в Радзивиллимонтах (ныне поселок Красная Звезда Клецкого района), где сразу же после брака жили родители приезжавшей в этом году в Несвиж Эльжбеты Радзивилл – Альбрехт и Дорота. Спампани участвовал в создании дворца Хрептовичей в Щорсах, в реконструкции отдельных зданий Виленского университета и часовни Святого Казимира в кафедральном костеле Вильнюса.

При дворе Радзивиллов работал итальянский художник Антонио Меллана. Профессиональное общение с этим мастером обогатило художественный опыт двух местных живописцев – Миколаевского и Скшицкого, которые позже участвовали в росписи несвижского замка.

Анна Радзивилл, мать Рыбоньки, пригласила в Несвиж итальянского художника Джованни Фулчи. Стоит отметить, что контракт с каждым иностранным мастером обязательно предполагал обучение искусству («науке того куншта») двух-трех местных «хлопцев». У Джованни Фулчи это были Кароль Станислав Гадомский и Казимир Лютницкий, которые позже также работали у Рыбоньки. Каменщик Доминик Циоли и архитектор Винченцо Ракетти – эти выходцы из Италии также навсегда вписали свои имена в историю нашего города.

Известная далеко за пределами страны несвижская придворная дворцовая капелла была крупнейшим на Беларуси оркестровым коллективом, который до 1746 года состоял из зарубежных музыкантов. В это время здесь работали тенор Винченцо Никколини, композитор Джоакино Альбертини и другие. С 1751 года капеллой руководил выдающийся музыкант из крепостных Ян Ценцилович, который получил музыкальное образование в Италии. Одним из лучших скрипачей оркестра был Матеуш из Кареличей, посланный учиться туда же.


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  • 16
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.