Чудная охота борцов с коррупцией

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Ворота заимки Глушица открыты — заходи, кто хочешь, бери, что хочешь. Брать, надо сказать, здесь уже нечего. На всех строениях следы разорения. Навстречу выходит местный житель Василий Шикалов. Профессиональный зоотехник с грустью вспоминает своих бывших питомцев и проводит экскурсию по остаткам усадьбы. Заходим в дом.

— Здесь на стене рысь висела, — показывает Василий Львович. Самой шкуры нет. Она — вещественное доказательство в «охотничьем деле». — Много здесь было холодильников, два DVD, «тарелка» спутниковая, кухонные комбайны. Имелось 13 вольеров для собак. На территории построили настоящий кормоцех. Для всех животных мне привозили муку, корм. Здесь и мельница была электрическая.

Спрашивается: «Кто же здесь был настоящий хозяин?»

— Подполковник, конечно.

«Охотничье дело», про которое слышали, пожалуй, все, заведено по действиям, которые происходили в том числе и на этом хуторе.

Усадьбу покупали в 2003 году. Шестеро охотников договорились приобрести дом. Практически все были связаны между собой если не родственными, то соседскими или кумовскими связями. Вот и подполковник с предпринимателем Бобриковым — тоже кумовья. Правда, оформили купленное имущество не на всех, а на одного — Леонида Бобрикова.

— Подполковник говорил: «Так будет легче оформить сделку. У тебя больше свободного времени, поэтому «повесим» дом на тебя. Да и зачем мне свои погоны компрометировать», — вспоминает предприниматель.

Откровенны в разговоре братья Ситкевичи. Вернулись они в 2007 году с заработков, а тут навстречу — одноклассник. Дальше братья Иван и Володя рассказывают сами, перебивая друг друга.

— Говорит: давайте, мол,  я вас отвезу к хорошим людям, денег заработаете. Два с половиной года мы просидели в Глушице. В первую очередь построили загон для лошадей, вольер для кабанов, беседку примерно 6 на 10 метров. В ней  стол большой сделали. Еды и водки было море. В бане помоются с девчатами — и за стол. Двух генералов из Гомеля привозили. Директор БМЗ был раза два или три.

А потом начали строить кормоцех и курятник. Сделали стоянку большую — навес для машин. Всем там командовал подполковник, всё только от него зависело. Подполковник нам показывал, где будет участок под загон для кабанов. Денег нам не платили, только привозили продукты и сигареты.

— Часто ли подполковник приезжал на хутор?

— Каждые выходные. Девчат возили много,  в основном 18-19-летних. Водку навороченную привозили, коньяк, вино хорошее. Председатель колхоза приезжал на белом джипе, привозил по 2-3 ящика водки, сумками продукты.

Вдруг под их хозяином земля зашаталась. Братья Ситкевичи вспоминают такую историю:

— Приехал к нам майор милиции вместе с Татариновым — дали по листу бумаги. И диктует: «Пишите, что вас сотрудники КГБ избивали, просим возбудить уголовное дело». Чуть руку не выламывает! Мы и написали, а потом отказались от этого. Потом сюда пришли трое мужчин. Спрашивают: «Кто хозяин?» Мы говорим: «Бобриков». Потому что нам подполковник говорил, если что — надо говорить, что дом Бобрикова, и он каждую неделю привозит продукты. Тогда нам говорят: «Скажите, как выглядит Бобриков?» А мы Бобрикова никогда и не видели. Что-то говорим, а того не знаем, что Бобриков стоит напротив нас.

Об особенностях охоты вокруг хутора Глушица знают больше других две правые руки подполковника — Валерий Татаринов и Владимир Рыбников. Однако они не очень многословны. Последний только подтверждает, что формальный хозяин усадьбы — Бобриков — давно не появлялся на хуторе.

Между тем, постройка в Глушице — один из основных камней, о которые сегодня «спотыкаются» все, кто имеет отношение к «охотничьему делу». За построенное не борются — отказываются. Почему так?

Судом Жлобинского района точно установлено, что дом приобретался в качестве совместной собственности. Три года Леонид Бобриков не появлялся на этой земле. Именно за это время здесь были возведены незаконные постройки.

Одна из них — тот самый вольер для диких кабанов. Интересно, что он находился на значительном расстоянии от основной усадьбы. Даже если признать, что формально Бобриков — владелец усадьбы, то к той земле он не имеет никакого отношения. Этот захват мог осуществить любой. Тем не менее, сегодня предпринимателя признали виновным и в захвате той земли, и в строительстве вольеров, и в сносе  незаконных строений.

— Каждый приезд мы должны были согласовывать с подполковником, — вспоминает Бобриков. — Я понял, что мне это не надо, и с февраля 2006 года моя нога туда не ступала. Когда ко мне пришли сотрудники КГБ, я им начертил план, что там было при мне — в соответствии с документами БТИ. А вот когда мы приехали туда, я обалдел! Там столько построек, которых при мне не было.

Леонид Бобриков не понимает, почему ему назначены все штрафы, как по административным, так и по гражданским делам. Не он все это построил, здесь не охотился, электричество незаконно не использовал. Но штрафы за все платить должен он. Немалые деньги. За них можно дом построить.

 — Первый административный протокол был составлен за незаконный захват земли, — продолжает рассказ Леонид Бобриков. — Прибегает ко мне землеустроитель с протоколом, я на нем написал, что не согласен. Потом Новомарковичский сельсовет меня тоже наказывает — и тоже за незаконный захват земли. Жлобинский районный суд — за незаконные постройки. Речицкий лесхоз — за то, что кабаны, которые содержались на этой земле, повредили надпочвенный слой. Потом посчитали, что если я строил, значит — и свет подключал.

 В соответствии с Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях, административные протоколы составляются на владельца, если не установлено виновное лицо. В этом случае, кажется, оно установлено. Если даже предполагать, что у Бобрикова было косвенное намерение — он не следил за своим домовладением — то его можно было бы привлечь к ответственности, если бы не было установлено, кто по-настоящему хозяйничал на этой земле. Если виновное лицо установлено — а все свидетели рассказали, кто строил, подключал электричество — почему привлекают к ответственности косвенно виновное лицо? Но при этом не привлекают к ответственности конкретно виновных лиц, установленных в процессе рассмотрения гражданских дел?


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.