Партизанская хитрость

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В войне побеждает не тот, кто сильнее, а тот, кто хитрее. Этой мудростью в полной мере руководствовались и партизаны, принимающие участие в боевых действиях на территории оккупированной Белоруссии в Великой Отечественной войне. Одна из спецопераций партизанского отряда уроженца Минщины Василия Захаровича Коржа навсегда вошла в военную летопись, как пример партизанской хитрости, дерзости и находчивости. Случилось это в ноябре 1941 года.

В начале ноября командир отряда В. Корж собрал отряд и заявил:

— Думаю, нам стоит обсудить одну операцию. У нас накопилось порядочное количество полицейских повязок. Я их собирал специально, правда, не знал, для чего. Есть немного форменного немецкого обмундирования из подбитой штабной машины…

Партизаны переглянулись, и этот взгляд подтвердил, что каждый догадывается, о чём пойдет речь… Корж сообщал о том, что надо разгромить сразу несколько вражеских гарнизонов в деревнях Забродье, Красное Озеро и Осово. Там в полицаи записался всякий сброд, который вместе с гитлеровцами чинит жестокие расправы над местными жителями. На ночь охрана усиливается, так как фашисты больше всего опасаются нападения в это время. Значит, надо прибегнуть к хитрости, разгромить их не ночью, а днём. Время поджимало — скоро должен выпасть снег, а значит, у полицейских появилась бы возможность вылавливать партизан по свежим следам.

— Подберём одного наиболее смелого товарища, оденем его в форму немецкого офицера. Несколько человек будут в солдатской форме, остальным наденем на рукава полицейские повязки. Изобразим из себя немецкополицейский карательный отряд и пойдём по гарнизонам.

Уберём патрули, потом блокируем все дома полицейских. Ни одного полицейского не выпустим, пока не разгромим все гарнизоны. Операцию начинаем 11 ноября в 6 часов утра, — заявил Василий Корж.

Два дня партизаны готовились к операции: формировались группы по 2-5 человек, обсуждались детали, условные сигналы и жесты, подгонялось обмундирование.

Решили, что роль немецкого офицера сыграет Эдик Нордман, который знал пару десятков немецких слов, а переводчика (и руководителя всей операции) — Василий Корж. Успех зависел от их поведения: ведь «переводчику » безразлично, что именно «офицер» станет говорить по-немецки.

Для Эдика подобрали офицерские мундир и сапоги, и «немецкий комендант доктор Нордман», как стали величать его партизаны, щеголял в новой форме, привыкал к ней, словом, входил в роль. Что касается Василия Захаровича, он еще раз подробно проинструктировал всех участников о необходимости исключительной выдержки и дисциплинированности.

В назначенный день в 5 утра партизаны в составе 21 человека подошли к деревне Забродье. Патрулей на улице не оказалось — видимо, ушли погреться. Час времени потратили на то, чтобы разобраться, где кто живёт, рассредоточить бойцов на удобных позициях. Захватив без выстрелов местных полицейских, отряд направился в деревню Красное Озеро.

В 11 часов утра «комендант» с «переводчиком» и несколько «немецких солдат» вошли в дом старосты. «Комендант» стал кричать резким отрывистым голосом, а «переводчик» объяснял старосте:

— Прибыл немецкий отряд по борьбе с партизанами. Он находится на окраине вашей деревни и вокруг неё: пан офицер приказывает вам в течение 10 минут собрать всех полицейских в школе.

Староста вытянулся в струнку, выслушал приказ, быстро взял винтовку, патроны и вышел из дома. Остальные — следом за ним. А немецкий прихвостень, не заходя в дома, стучал в окно каждому полицейскому, называл его по имени и кричал:

— Быстро! На сбор! Пан комендант требует. — И следовал дальше.

Под страхом полицейские собрались быстро. «Комендант » через «переводчика» сначала их отругал, заявив, что они плохо воюют с партизанами, неправильно вооружены, и приказал идти получать новое оружие, которое лежит на телегах у сарая. Там другие партизаны обезоружили их и связали. Двое бросились бежать — их уложили меткими выстрелами.

Эти выстрелы услышали полицаи соседней деревни Осово и цепью двинулись к Красному Озеру. В километре от села они остановились, увидев, что у сараев толпятся люди, стоят подводы. Нужно было принимать немедленное решение, и Эдуард Нордман направился прямо навстречу врагам. За ним поспешил и Василий Корж.

Когда подошли ближе, Эдик опять стал кричать, а Корж, включаясь в игру, перевел: «Пан комендант приказывает быстро следовать сюда, пойдем на партизан». Полицейские выслали одного из своих удостовериться, что это в самом деле немецкий офицер. Когда тот подошел метров на 50, Эдик снова начал говорить. Мол, поскольку я здесь человек новый и никого не знаю, приказываю положить винтовку и подойти ближе.

Тот так и сделал, затем подошел и убедился, что это действительно «свои». Крикнул остальным, чтобы подходили. Последовала та же команда «офицера» — положить оружие на землю. И полицейские её выполнили, поскольку видели, что их товарищ стоит рядом с немецким комендантом и никакого беспокойства не проявляет. Вскоре всех их захватили народные мстители.

Так были ликвидированы полицейские гарнизоны сразу в трёх деревнях. Слухи об этом разошлись далеко, после этого у многих пропала охота идти в полицию.

После войны Василий Корж работал в Министерстве сельского хозяйства БССР, возглавлял колхоз «Партизанский край» в родном Солигорском районе, а Эдуард Нордман служил на различных должностях в системе КГБ СССР, в том числе — начальником управления КГБ при Совете Министров БССР по Минской области (в настоящее время — управление КГБ по г.Минску и Минской области).


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.