ДО СВИДАНЬЯ, ВЕРА!

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В жизни почти каждого человека наступает момент, когда он первый раз сознательно переступает порог храма. Вокруг всё незнакомо; страшно выглядеть смешным и просто страшно, и уже сомневаешься: может, и не стоило… И от того, как тебя там встретят, часто зависит, придёшь ты сюда ещё или в следующий раз пройдёшь мимо. То есть от того, какой именно человек встретит, сделаешь самый главный выбор в своей жизни…

Таким человеком в нашем храме была Вера Емельяновна. Или просто Вера. Ибо в церкви больше принято называть по имени хоть отрока, хоть старца. Она встречала вас сдержанно-доброжелательно, толково руководила вашими первыми шагами: куда идти, какую свечу к какой иконе ставить; может, ещё скажет несколько слов. Вот, собственно, и всё. Но после этих слов в душе у вас поселялось спокойствие, из спины уходило напряжение, ибо вы понимали: вы среди своих.

И вот её не стало.

Не стало нашей дорогой Веры Емельяновны Лобачёвой. И хоть болела она долго, хоть вроде были готовы к такому, а умерла как-то обидно быстро. Многие потом говорили: как же так, почему нам никто не сказал, мы бы пришли, мы бы прибежали проститься! А из тех, кто смог проститься, многие искренне горевали и плакали горько. Ибо если храм можно сравнить с домом, то в нашем доме Вера была, как мать. Раньше всех приходила в храм, уходила последняя. После инсульта двигалась с палочкой, говорила: нет, зимой уже буду сидеть дома. Да так и не усидела – не могла никому доверить храм. Было у неё к нему какое-то ревностное отношение. Ещё с тех пор, когда больше десяти лет тому выделили церкви старую солдатскую казарму, и которую нужно было превратить в храм Божий. И она вместе с другими трудилась над этим не покладая рук. И потом трудилась, всегда. Мы приходили туда – так чисто, обжито и уютно. Ковры на полу и чистые половики, прибранные иконы. Вроде так и было всегда. И цветы, цветы, цветы на полу, возле подсвечников, на многочисленных подоконниках. Зимой и летом, всегда цветы. А сколько это потребовало труда, знают лишь двое: Вера и Господь Бог.

Она была доброжелательной и щедрой. С ней было хорошо и как-то надёжно. А ещё она могла быть строгой, даже резкой. Это когда дело касалось веры или церкви. Тут она становилась непримиримой. Кстати, лишь один батюшка знает, какой искренней она была в покаянии. А понимающим известно, какой это не частый талант.

Конечно, она хотела быть такой же хозяйкой в новом строящемся храме. Не дожила. Там будет уже кто-то другой. Потом ещё кто-то – и так до скончания века. Но такого уже не будет. Ушла Вера и что-то унесла с собой. Какойто свой секрет.

Провожали её в лёгкий летний день. И на душе было тоже легко и как-то приподнято.

 

 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.