Старшая сестра

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Наш отец решил назвать свою первую дочку Диной, позаимствовав непривычное в то время для белорусского языка имя у Льва Толстого, из его были «Кавказский пленник». Правда, в сельском Совете девочку  зарегистрировали Зинаидой – имя Дина показалось больно мудрёным. Так официально она стала Зиной, а Диной всегда оставалась для родных,  подруг и друзей, кто знал её с детства.

Удивительно, но и характером моя сестра пошла  в толстовскую героиню, девочку Дину –  такая же добрая, милосердная и смелая, не боящаяся рисковать ради  благого дела, ради  помощи человеку. А сдержанностью, спокойствием, рассудительностью была  похожа на отца. И всё время  называла его добрым, мягким белорусским словом «тата», хотя почти полвека прожила в России.

Она была умной и настойчивой. Несмотря на голодные и холодные  послевоенные годы, с большим  желанием ходила в школу, хорошо училась. Начальную посещала в родной Затурье, семилетку – в Сейловичах. А среднее образование получила уже в Несвиже, окончив в 1956 году белорусскую школу (сейчас – гимназия) с серебряной медалью.

Когда  могла, Дина помогала по дому, по хозяйству. И навыки крестьянской работы сохранила навсегда. Ещё несколько лет назад,  приезжая летом в родительский дом, вместе с сельчанками серпом жала  на приусадебном участке пшеницу,  золотившуюся между рядами  яблонь и груш.

Дина на всю жизнь осталась  благодарна отцу с матерью за всё, что они ей дали. Уехав работать в Россию, каждый месяц  высылала им, в белорусскую деревеньку, почтовые  переводы. А приезжая в отпуск, обязательно привозила всем подарки. Пока жили родители, писала письма. Потом мы  общались по телефону. Соскучившись, набирали номер…

Старшая сестра сыграла большую роль в нашем, младших сестёр, воспитании. Благодаря ей, мы приобщались к литературе и  искусству. Сту-   дентка  лесоинженерного факультета Белорусского  лесотехнического института (сейчас – технологический университет), казалось бы,  технарь, Дина интересовалась  театром, кино, живописью, книгами, музыкой. Ходила на выставки, в Белорусский государственный  Большой театр оперы и балета. Домой  привозила из Минска киножурналы «На экранах Беларусі». Программки опер «Кармен», «Цыганский барон», «Корневильские колокола» 1959 года  издания хранятся у меня  до сих пор. Для фотографий любимых артистов, газетных вырезок о  разных премьерах она завела  специальный альбом.

Не будучи ещё даже  первоклассницей, я знала об артистах Бернесе, Макаровой, Кадочникове, Быстрицкой, Баталове, Самойловой, Гурченко и других, о фильмах, где они снимались – «Человек с ружьём», «Два бойца», «Повесть о настоящем  человеке, «Далеко от Москвы», «Большая семья», «Тихий Дон», «Летят журавли», «Карнавальная ночь»…  Тогда, в 50-х – 60-х годах, это уже была  классика советского кинематографа.

В год окончания института Дина привезла  из Минска патефон с пластинками. И мы крутили и крутили их, слушая Гелену Великанову, Владимира  Трошина, Рашида Бейбутова. Коллекция пластинок пополнялась, и среди них была, конечно, песня  о старинном русском городе  Костроме, куда и уехала работать – за полторы тысячи  километров – наша старшая сестричка.

Мы с сестрой Галиной бережно храним всё,  что связано с Диной. В том числе  и её книги, роман-газеты. Она читала хорошие вещи: о высокой гражданственности, патриотизме, честности и порядочности, о большой чистой любви. Собственно, у Дины и не могло быть  других книг. Она полностью соответствовала своим идеалам.

И сама служила идеалом, путеводной звёздочкой на жизненном пути  для нас, младших сестёр, потом – и для своих детей, внуков.

В Костромскую область Дина уехала  после окончания института, в 1961 году. Сначала  – мастером лесопиления на лесопункте Антроповского леспромхоза, затем  – нормировщиком Парфеньевского лесхоза.  Позже стала там инженером-экономистом, проработав на предприятии до 68-летнего  возраста. Бывший директор лесхоза  Михаил Степанович Волков, с которым 25 лет были «в одной упряжке», сказал о ней: «Отличный специалист,  хороший, мудрый человек. Мы многое сделали для  развития производства, чтобы держаться на плаву, чтобы люди имели работу, получали зарплату, зарабатывали себе пенсию.  Зинаида Анатольевна спокойно, но  твёрдо,  со знанием дела отстаивала свою правоту, свою точку зрения. И во многом благодаря ей у нас был такой  сплочённый коллектив». 

В дальние края  сестру позвала романтика. Ведь при распределении в институте можно было уехать в Полоцк. Она вообще была романтиком по натуре. Ездила с однокурсниками убирать зерно в Казахстан, за что в 1957 году была  награждена  знаком ЦК ВЛКСМ «За освоение целинных земель». Работала на практике в лесах Карелии, Костромской области. Отдыхала с подругами  на Рижском взморье.   Отовсюду привозила  массу фотографий – у неё была своя «Смена».

В 63-м  Дина приехала домой с молодым  мужем, Александром Колесовым. Познакомилась с ним в леспромхозе. Потом они приезжали с детьми, позже стали привозить  в Беларусь внучек. Мы всегда с нетерпением  ждали гостей, готовились, как к  празднику. Хвастались соседям: «Костромичи приезжают».

Правда, Дина, в силу своей  врождённой  скромности, чувствовала себя несколько виноватой, что  приездом они «доставляют столько хлопот». Мы уверяли, что для нас это приятные хлопоты, что нам в радость увидеть  её с Сашей, ребят. Кто может быть  дороже родной сестры – старшей, умной, доброй, особенно, когда уже нет на свете ни мамы, ни отца?! Когда утихали эмоции встречи, мы с ней вели разговоры: о личной жизни, о политической ситуации, о друзьях и знакомых. Дина расспрашивала о своих  одноклас-сницах Елене Бутримович, Галине Мозолев-ской, Лилии Гребёнко, Марии Вихровой. Интересовалась судьбой своих учителей. В Несвижской белорусской средней школе преподавали  участники Великой Отечественной войны  Алексей  Георгиевич Васильев, Иван Иванович  Лосев…

– А ведь тогда мы почему-то не записывали их воспоминания о войне, – сокрушалась она и  тут же находила ответ:

– Наверно, война ещё жила во всех нас – в сердце, в памяти. Одни воевали  на фронте, другие страдали в оккупации.

И с интересом читала книгу воспоминаний ветеранов Несвижского района «Поклонимся великим тем годам…»

Дина всегда внимательно следила за событиями, происходящими в Беларуси. И каждый раз, во время очередной «газовой» или  «молочной войны» со стороны некоторых российских структур,  возмущалась этим и переживала за свою Родину.

– Мы в институте учились с Зиной в одной группе. жили в одной комнате общежития. Зина была очень справедливым человеком, – сказала мне недавно в беседе её однокурсница и подруга Надежда Петровна Смолянко. – И таким патриотом была. наши после института кто в Минске остался, кто поближе к дому работу искал. А она уехала в костромские леса.

Несколько раз гостила и я у Колесовых в Парфеньево: с отцом, одна, с двоюродной сестрой – Дининой крёстной дочерью. Поездки эти были интересны, познавательны. Перестук колёс поезда вызывал лёгкую тревогу и радость  одновременно – чувства, знакомые  любому путешественнику: а что там, впереди?

И только в последнюю поездку, в нынешнем феврале, всю дорогу  сердце сжимала боль. Ни огромные  российские  просторы, ни лесные богатства, ни пышная  красота  мохнатых елей и сосен в белых «шубках» не трогали душу.

Её заполонила тоска. Мы ехали прощаться со своей старшей сестрой. Навсегда…


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.