Солдат Великой Отечественной

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В феврале текущего года ветерану Великой Отечественной войны, уважаемому в Несвиже человеку — Григорию Антоновичу Куцера — исполнилось 85 лет.

В  апреле 1942 года 16-летнего Гришу Куцера и его товарищей немцы увезли из оккупированного Несвижа на принудительные работы в Германию.

— Я попал там к хозяину по фамилии Гембус, —  вспоминает Григорий Антонович. — Сыновья его воевали на фронте, а сам старик работал недалеко от своей деревни Шимлевец, в городке Оборник, на железной дороге. Мне приходилось выполнять  разные обязанности: возил на велосипеде хозяину  обеды, на воловьей упряжке — всякие грузы, пахал землю, запрягая в плуг вола и корову.  Да-да, корова и молоко давала, и  землю пахала. Лошадей ведь  не было — война… К слову, мы потом на фронте тащить наши пушки-сорокопятки тоже волов запрягали — лошади погибли на переправе.

Хозяйка неплохо ко мне относилась, сочувствовала. Водила  по воскресеньям в костел в Оборнике. Я ходил с ней, хотя и православный. Был послушный, исполнительный, может,  поэтому и относились они ко мне сносно. Их младший сын погиб на фронте. Старший приезжал в отпуск, женился. И вот жена его была заядлая… (хотел сказать «эсэсовка»). Приезжала к свекрови и пыталась мной командовать. А я ей не подчинялся, я подчинялся своей хозяйке. Невестка дважды жаловалась на меня  полицейским, и мне пришлось понести наказание.

Так Григорий проработал у Гембусов до ноября 1944 года. Как-то он пахал, и к нему из леса вышли двое советских военнопленных, бежавших из лагеря. Попросили принести поесть. Договорились, что они вечерком подойдут, а Григорий что-нибудь  принесёт покушать. Он взял (фактически, украл) у хозяйки кусок хлеба. Хлеб получали по карточкам, было его мало, и хозяева сразу бы поняли, кто  это сделал. Поэтому парень ушёл со своими. Днём прятались, а ночами пробирались на восток. Так оказались на территории Польши, в городе Равич. Там уже были советские войска, которые с кровопролитными боями  двигались на запад, изгнали фашистов с родной земли и приступили к освобождению стран Европы.

Военным полевым комиссариатом Григория Куцера  призвали в Красную Армию. Сначала — в запасной полк, где  несколько дней обучался премудростям молодого бойца. Затем отправили в часть, которая стояла  на реке Нейса, готовилась на Берлин. Это был 568 полк 149-й дивизии 5-й армии I Украинского фронта.

Григорий являлся связным между командиром взвода и командиром роты.

— Командиром роты был  у нас старший лейтенант Кузнецов, — рассказывает Григорий  Антонович. — Имя-отчество его не запомнил, мы к  нему по званию обращались.

Перед нами стояла задача  форсировать Нейсу, Шпрею и занять  город Котбус. Он находился уже недалеко от Берлина.

За Нейсу Григория  Антоновича наградили медалью «За  отвагу». Он с гордостью показал  нам свой выходной пиджак с наградами, среди которых — орден отечественной войны 2 степени. На левой стороне,  выше всех знаков, рядышком  прикреплены две его главные награды: солдата войны — медаль «За отвагу» и неустанного труженика в послевоенное  время — медаль «За трудовую доблесть».

— Форсирование реки было трудным. Сначала наша артиллерия вела по немецким укреплениям  2-часовую подготовку. А когда  фашистов оглушили хорошенько, тогда мы кто на чём перебрались через реку, заняли их  траншеи и ворвались в город с одноименным названием, — продолжает свой рассказ наш собеседник.

Отважные советские воины справились с задачей успешно. Не зря ведь эта военная медаль носит такое название.

В пополнении Григорий Куцера был самым молодым в роте. «Старики» его  оберегали, предостерегали, чтобы  не высовывался без надобности, из  любопытства, потому что жизнь — дороже. Но был в военной биографии эпизод, когда парень оказался на  волоске от смерти. Когда под Котбусом  их часть бросили на окружение группировки гитлеровцев, поступила  команда окапываться в полный рост, потому что вечером ждали бомбёжки. Стояли наши у опушки леса. Копали   друг от дружки метров за 5-6. Григорий  так увлёкся делом, что не увидел, как над ним оказался немецкий офицер. Хорошо, напарники вовремя оружие на фрица наставили. Он поднял руки и сдался. Потом Григорию пришлось  конвоировать пленного к командиру батальона капитану Климентьеву.

Сдавались фашисты большими воинскими подразделениями. Деваться им было некуда. И когда их выводили  на Берлинское шоссе и они бросали  своё оружие по обе стороны дороги — у наших, как говорит Григорий  Антонович, волосы дыбом вставали: столько было этих пленных солдат и столько  было оружия…

Когда разгромили эту  группировку, часть передислоцировалась  в Чехословакию, на помощь чехам —  освобождать их территорию от врага. День  Победы, 9 Мая, Григорий  Куцера встречал на Белой Горе  под Прагой.

Потом служил в Венгрии. Там командир роты направил  рядового Куцера на курсы шоферов. Так Григорий стал водителем. Поручили перегнать в Союз машины-полуторки, бывшие в то  время популярными. Под Львовом технику передали на предприятия и в организации, для нужд народного хозяйства, которое необходимо было  восстанавливать после войны. Когда вернулись из командировки, узнали, что часть их расформирована. Так Григорий Антонович попал  в 44-й гвардейский  парадный полк, который находился в Австрии.

В Вене стояли  американские, англий- ские, французские и советские войска. И в центральной  комендатуре они дежурили по очереди в течение месяца. Когда приходила очередь дежурства советских солдат, Григорий  возил туда караул. Охраняли мост, центральную радиостанцию.

Дослуживал Григорий Антонович  уже в Союзе, в Прикарпатском  военном округе. Сюда их  перебросили на борьбу с бандеровцами. Бандиты яростно сопротивлялись установлению советской власти. Когда проходили выборы в Советы депутатов, охранять избирательный участок в деревню направляли танк и отделение солдат (10 человек). Война  для нашего земляка продолжалась  ещё и после Великой Отечественной. На земле надо было  устанавливать  порядок, защищать мирных жителей от бандитов.

За год до демобилизации, в 1949-м, Григорию Антоновичу дали отпуск.

Он приехал домой, где не был долгих 7 лет.

— Из Городеи до Несвижа добрался попуткой. Когда сошёл с машины и стал подниматься на пригорочек (а жили мы за третьим военным городком, это за музеем на Ленинской улице) — не чувствовал  под собой земли, такое волнение охватило, — Григорий  Антонович и сейчас  произнёс это с  волнением, хотя с того момента прошло  целых 62 года.  Возвращение на Родину было и радостным, и каким-то мучительным, потому что за  плечами у 23-летнего юноши была  огромная ноша пережитого. Вдумайтесь: всего-то 23 года… Сегодня в этом возрасте  наша молодёжь переживает разве что за успешную  защиту диплома, за получение хорошего места работы… Счастливое  поколение…

Григорий Антонович Куцера после войны работал в Несвиже на разных предприятиях. С 1973 года — слесарем  по техническому обслуживанию автомашин в Несвижской райсельхозтехнике.  Трудился отлично, на совесть. Об этом свидетельствуют, кроме названной выше медали «За трудовую доблесть», знаки  победителя социалистического соревнования 1975, 1976, 1979 годов, многочисленные почётные грамоты. Он много лет  возглавляет ветеранскую организацию своего предприятия — ныне это ОАО  «Несвижский райагросервис»,  является членом президиума  районного совета ветеранов.

— Он всю жизнь трудолюбивый, беспокойный, — говорит жена  Григория Антоновича — Александра Григорьевна. — И сейчас  везде за порядком смотрит.

— А я утречком в шесть уже встану, жена ещё спит. И пошёл.  На грядки схожу, во дворе дома приберусь. Деревья, бордюры, подъезды — всё должно быть аккуратным. Ради разминки порядок навожу. Не сидеть же сложа руки.

Куцеры воспитали двоих сыновей. У них давно свои семьи. Достойное образование, хорошая работа. И надо же было такому случиться, что старший сын влюбился и взял себе в жёны… немецкую девушку Маргиту (в своё время она проходила стажировку в Белгос-университете).  Родители были против этого брака. Тогда, в 70-х годах прошлого века, он являлся вызовом установленному в нашей стране порядку. У Григория Антоновича  всплывали перед глазами картины жестоких боёв с фашистами,  где гибли товарищи (это его оберегал ангел-хранитель). У Александры  Григорьевны, уроженки деревни Погорельцы, немцы убили или замучили в лагере  (так и осталось неизвестным) отца — Григория Константиновича Чудука, депутата сельского Совета,  финансового агента. С ним  тогда забрали ещё 6 человек. Всё это незаживающей раной  кровоточит в сердце. И женщина  не может без слёз говорить о современной семейной истории, связанной с немцами. Прожив некоторое время в Беларуси,  сын с семьёй 10 лет назад  уехал жить в Германию. Родители дважды  наведывались к ним в гости. Там уже растут их правнуки. Невестка, очень хорошая, коммуникабельная женщина, прекрасно, без акцента, говорящая по-русски, с удовольствием показала  им свою страну. Григорий Антонович посетил  места боёв, в которых участвовал в войну. Побывали они в рейхстаге, на месте встречи на Эльбе войск союзников, на воинском кладбище. Маргита свозила своих  белорусских родственников в  чешские Карловы Вары — там Г.А. Куцера  был в 1945-м.

На снимке: ветеран войны Г.А. Куцера (на первом плане) — с юными несвижанками в праздничной колонне 3 июля 2010 года.

Фото Светланы ПОЛЬСКОЙ


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.