Любимая ученица великого учителя

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Судьба многих известных людей была тесно связана с Радзивиллами. 27 января 2012 года, когда в нашем городе проходило торжественное открытие акции «Несвижкультурная столица Беларуси 2012 года», во время концерта в замке профессор Академии музыки Беларуси Виктор Скоробогатов поведал о том, какую значительную роль в судьбе Фридерика Шопена сыграл Антоний Генрих Радзивилл. Однако не только он, но и ещё одна представительница известного рода сыграла определённую роль в судьбе великого композитора.

Тихий осенний вечер в варшав-ском парке Лазенки несколько лет назад подарил мне знакомство с удивительным человеком – паном Анджеем, которому оказалось ровно в три раза больше лет, чем мне в то время. В своём берете цвета индиго, с длинным красным шарфом вокруг шеи он очень походил на состарившегося, утомлённого жизнью художника. На третьей минуте знакомства он, не по возрасту элегантно преклонив колено, подарил мне букетик домашних фиалок, а уже на пятой, присев рядом с памятником Шопену, я зачарованно слушала захватывающие рассказы о городе – в нём мой новый знакомый прожил всю свою жизнь, и о великом композиторе, которого очень любят в Польше. Рассказы эти содержали информацию, которую до сих пор я не слышала ни от одного гида в Варшаве и которую не встречала ни в одном путеводителе по польской столице. «А знаете ли Вы, пани Ирэна, что последние годы жизни великому Шопену скрашивала Ваша землячка?» – немного помолчав, игриво взглянул на меня пан Анджей с явной уверенностью в моём отрицательном ответе. Я действительно этого не знала, хотя, к своему стыду, уже в следующую минуту поняла, что знать это была просто обязана, столько лет прожив в Несвиже.

Октябрь 1849 года. Париж. Вдали от родины, окружённый заботой многих людей и, тем не менее, очень одинокий, медленно и мучительно умирает от туберкулёза Фридерик Шопен. Композитор знает о своей скорой кончине и ждёт её уже с нетерпением. Единственное, что мучило его в то время, –  рядом не было никого из близких. Собственной семьи Шопен создать не сумел. Горячо любимая им сестра Людвика (которая потом привезёт в Польшу серд-це композитора) не может приехать во Францию – Австрия, которая цепко держала под своей властью большую часть Речи Посполитой, неохотно выдавала полякам зарубежные паспорта. Тем более, когда разговор заходил о родственниках таких «неблагонадёжных» людей, как Фридерик Шопен.

Но сестре Шопена Людвике всё же удалось получить паспорт – помогла ей в этом та самая женщина, которая, по словам пана Анджея, и скрасила своим присутствием последние мгновения жизни великого композитора. Звали её Марцелина Радзивилл-Чарторийская, и была она действительно нашей землячкой. Именно ей после смерти Шопен завещал присмотреть за своей сестрой и маленькой племянницей и её же попросил сжечь после смерти рукописи, которые хранились в известном только им двоим месте.

Княгиня Марцелина Радзивилл прославилась как известная пианистка и любимая ученица Шопена. В Польше её хорошо знают и чтят её память. Но для многих из нас, земляков этой необычной женщины, она остаётся незнакомкой. Марцелина родилась в 1817 году на Полесье в Подлужном – родовом имении своего отца, Михаила Радзивилла. В пятилетнем возрасте девочка потеряла мать, и отец был вынужден передать её на воспитание своей тёще, в честь которой, кстати, девочка и получила своё имя. Бабушка перевезла внучку в Вену, где у неё был роскошный дом, больше похожий на дворец, и серьёзно занялась воспитанием внучки. Весёлый город Вена требовал, чтобы его жители любили и хорошо разбирались в музыке, поскольку это был один из тогдашних центров музыкального и театрального искусства. Для Марцелины наняли лучших учителей музыки, пения и танцев. Очень быстро бабушка начала замечать, что  если во второй и третьей дисциплинах её внучка добивается посредственных результатов, то в первой, наоборот, достигает больших успехов, далеко опережая своих ровесниц. У девочки обнаружился абсолютный слух, высокая техника и артистизм. Не желая, чтобы маленькая Марцелина закопала в землю свой талант, данный ей Богом, мудрая бабушка начала всячески поощрять интерес внучки к музицированию и развивать её способности. В семилетнем возрасте девочка уже выступала на так называемых «домашних» концертах, которые устраивала бабушка в своём доме-дворце. И гости, среди которых были и очень образованные меломаны, без лести пророчили маленькой пианистке большое будущее.

В двадцать три года Марцелина Радзивилл вышла замуж. Это был брак если и не по любви, то, безусловно, по большой симпатии. Избранник княжны, Александр Ромуальд Чарторийский, был во всех отношениях выгодной партией. Молодой, привлекательный, он отличался благородством натуры и при-               надлежал к одному из самых знатных магнатских родов. Нужно ли говорить, что отец Марцелины был полностью доволен выбором дочери. Его также одобрил и высший свет. И только бабушка грустила, ибо хорошо знала, что с замужеством для женщины обычно заканчиваются все возможности прославиться на ниве искусства. Ей было жаль сил, потраченных на обучение девочки музыке. Бабушка пригласила молодых пожить у себя в Вене. И там она нашла способ показать Чарторийскому, каким талантом обладает его молодая супруга, и убедить, что с его стороны будет непростительным грехом, если ради рутинных семейных дел её внучка вынуждена будет пожертвовать музыкой. Чарторийский позволил жене продолжить обучение. И даже рождение в 1841 году сына, которого назвали в честь матери Марцелином, не прервало этих занятий.

Через несколько лет после рождения сына Марцелина вместе с мужем решают посетить Англию и Шотландию, чтобы полюбоваться на тамошние достопримечательности. Поездка эта оказалась для княгини подарком судьбы – в Эдинбурге она знакомится с великим польском композитором Фридериком Шопеном. Послушав, как исполняет его музыку эта женщина, композитор был приятно удивлён и поражён – она вкладывала в его мазурки, полонезы, ноктюрны совсем иной, непривычный смысл.

Первые уроки молодая княгиня получает тут же, в Эдинбурге. Марцелина была просто счастлива. Шопен, утомлённый и больной, как будто ожил, повеселел. После недолгого нахождения в Англии и Шотландии, Марцелина с мужем, вслед за Шопеном, едут в Париж. Чарторийский, поняв, что для его жены теперь нет ничего важнее, чем быть рядом со своим великим учителем, уступает её просьбам больше не уезжать из Парижа.

Никто не мог поверить, как быстро, совсем ещё недавно чужая и незнакомая, Марцелина стала для Шопена близким человеком, другом и доверенным лицом, ангелом-хранителем. Терпеливо и самоотверженно она оберегала его покой. Когда болезнь внезапно уложила композитора в постель, без сожаления тратила на его нужды свои деньги и до самого конца, как губка, вбирала в себя знания этого щедрого, великого человека. Перед смертью Шопен признался, что она была не только последняя, но и самая любимая его ученица. 18 октября 1849 года Марцелина проводила в последний путь своего великого учителя.

Потом было сорок пять лет жизни без Шопена. И никогда, ни в радости, ни в печали, не забывала Марцелина о подаренной ей в тот необычный год Богом и Шопеном сестре Людвике, помогала ей, как могла, и нежно любила.

К сожалению, выполнить другое своё обещание, данное Шопену, она не смогла. Рукописи, подготовленные им к уничтожению, были кем-то выкрадены из кабинета в ночь его смерти, а после опубликованы в одном из парижских издательств. Марцелина очень переживала по этому поводу. Она даже собиралась подавать в суд на предприимчивых воров, но другие события отвлекли её внимание.

За сорок пять лет было множество встреч, концертов, на которых Марцелина всячески популяризировала творчество Шопена. Она много занималась благотворительностью. На её деньги был построен госпиталь святого Людвика и дом сестёр милосердия в Кракове, детский приют в Рабке. Значительные денежные субсидии любимая ученица Шопена выделяла Обществу святых Винцента и Павла и Краковскому дому святой Ядвиги – организациям, которые занимались благотворительностью.

Умерла княгиня Марцелина в 1894 году. В последний путь её проводили благодарные ученики и люди, которым в трудные минуты помогла её поддержка. По всей Польше в тот день звучали печальные и нежные, возвышенные и бунтарские мелодии Фридерика Шопена. Такую эпитафию придумали современники для любимой ученицы великого композитора.

…А площадь перед памятником Шопену в Лазенках, где слушала я эту историю, давно уже превратилась в Варшаве в летний музыкальный салон. В этом месте каждое воскресенье, с весны и до осени, на свежем воздухе, в окружении ухоженной зелени проводятся концерты известных музыкантов, исполняющих произведения великого композитора. Здесь же выступают и молодые участники международных конкурсов пианистов имени Шопена, которые проводятся в Варшаве раз в пять лет. Присутствие на послеобеденном или вечернем концерте из произведений Шопена у его памятника стало доброй традицией варшавян.

Хочется надеяться, что и присутствие несвижан на концертах в Ратуше и замке, которые запланированы в рамках акции «Несвиж  – культурная столица Беларуси 2012 года», также станет доброй традицией.


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.