Брала Берлин

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Поводом встретиться с Екатериной Степановной Сидоровой послужило письмо, присланное ею в редакцию нашей газеты. В нём она рассказывала  об одном из самых страшных дней в своей жизни – 22 июня 1941 года…

Во время разговора выяснилось, что Екатерина Степановна – уроженка города Ростова Ярославской области. По окончании школы выбрала себе совсем не девичью специальность – пошла учиться на механика в техникум механизации сельского хозяйства. В 1940 году её направили в Петровскую МТС, где работала разъездным механиком, а жила на квартире.

– Хорошо помню, – вспоминает Екатерина Степановна, – когда в воскресенье, 22 июня 1941 года, я пошла на рынок купить продуктов на неделю. Было, как обычно, шумно, многолюдно. На всю мощь играло радио. Потом музыка резко оборвалась и мы услышали:

– Внимание! Сегодня в 4 часа утра без объявления войны фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз…

Всё вокруг затихло. Люди от шока боялись вымолвить слово. Начали быстро расходиться по домам. Прихожу на квартиру, а хозяйка говорит: «Катя, за тобой уже три раза  с МТС приходили». Я быстро пошла на станцию. Там был получен приказ: собирать гусеничные тракторы ЧТЗ и НАТИ для отправления на фронт. Нам говорили, что они тянут пушки.

Конечно, война перечеркнула все мои планы. До её начала я поступила на факультет механизации сельского хозяйства МГУ. После эвакуации университета в Арзамас учёбу пришлось бросить, да и с работой было не  просто: перебралась в Ростов – вела практику у парней и девчат в своём техникуме. После выпуска мне подсказали, что в Ярославле в райсельхозпрод нужен специалист – поехала. Там узнала, что военкомат   без отрыва от производства обучает на снайперов. Мне сначала отказали, но я добилась своего. Курсы окончила на отлично. До сих пор эту справку храню. В начале 1943 года меня призвали в армию и направили в школу снайперов. Учиться надо было год, но наш, третий выпуск, был ускоренным – армии были нужны войска – и в августе 1943-го нас отправили в Прибалтику. Помню, под Ригой была грязь после дождей, да и питание – одна овсяная каша, но мы дело своё знали. Работали всегда в паре. Снайперская пара – это когда один стреляет, а второй  следит, где немцы. Всю войну я и «моя пара» – Александра Лапина из Алма-Аты – прошли вместе. Она – старший сержант, а я – младший. Первый и второй выпуск нашей школы снайперов – казаки, герои, вся грудь в орденах – участвовали во многих серьёзных сражениях, отличились под Сталинградом. Мы им очень завидовали. Хотя и сами бывали в переделках. Нас крепко побили, когда мы шли по восточному краю Беларуси. После этого были направлены в тыл для пополнения. Помню, устроили нам баню. Выдали мыло, по пачке махорки, хотя мы и не курили, – таков был порядок. А повод закурить представился тут же. Связной, который  вёл нас в баню, на наших глазах был убит из миномёта. Мы онемели. Если бы на фронте – понятно. А тут ведь – тыл! Сели мы с моей снайперской парой на кочечку. «Сашка, – говорю. – Давай закурим». «Козьи ножки» свернули, спичками зажгли – не курится, душимся и всё. Так ни я, ни моя боевая подруга курить не привыкли: первый раз таким неудачным оказался. А у других эта привычка с войны пошла.

– Екатерина Степановна, а где, кроме Прибалтики и Беларуси, Вы ещё воевали?

– В Польше и Германии. Брала Берлин. Участвовала в так называемой «прожекторской войне». Маршал Жуков к штурму Берлина  предложил подключить прожектора – чтобы после ночного миномётного обстрела  ослепить врага. Мы-то, снайперы, были обстрелянные (Жуков очень нас ценил), а прожектористов дали неопытных. Но все справились  хорошо. Как дали команду «зажечь прожектора!» – немцы были ослеплены, не знали куда деваться. Зато мы свою работу знали. А пока они опомнились, наши пошли в атаку.

– Чем Вы занимались после окончания войны?

– Демобилизована я была летом 1945 года. Слава Богу, пули меня миновали, хотя я не раз слышала, как они свистели рядом. После окончания войны работала на восстановлении ТЭЦ в Ленинграде. Там вступила в компартию. Моя сельхозспециальность была очень востребована и меня трижды вызывали в Смольный, в обком партии, предлагали ехать в Сибирь  инженером-механиком,  председателем колхоза, а я всё отказывалась, ссылаясь на то, что очень  холода боюсь. А в Западную Беларусь поехала – тут теплее. Когда меня провожали в Несвиж, предупреждали: «Глядите в оба: там орудует банда Демуха. Будьте осторожнее. Недавно там начальника милиции убили…»

Слава Богу, обошлось. Тогда в Несвижской МТС (теперь райагросервис – авт.) было много присланных, как я, специалистов из разных республик СССР. Мне сразу дали жильё. Когда вышла замуж – эту квартиру. Сначала была нормировщиком, потом – диспетчером. Работали, старались. Наш вклад в общее дело был заметен. Коллектив заработал орден Ленина – это высшая награда СССР. Тогда в Доме культуры было большое торжество.

– Вы нам написали об одном из самых ярких своих воспоминаний – первом дне Великой Отечественной войны. А что вспоминается ещё?

– Как работала, воевала, демобилизовалась. Как письма шли. После войны я переписывалась с командиром нашей роты Ниной Лапковской, ездила на встречи однополчан в Россию. Хотя мы остались в разных странах после развала Союза, наши встречи продолжались. И читателям «Нясвіжскіх навін» желаю также любить Родину, быть здоровыми и счастливыми.

Екатерина Степановна Сидорова награждена орденом Отечественной войны I степени, медалями «За Отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медалью «Ветеран труда».

На фото: Е.С.Сидорова. 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.