От рядового до подполковника

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В эти дни поздравления с 90-летним юбилеем принимает житель Несвижа, участник Великой Отечественной войны, подполковник милиции в отставке Марьян Иосифович Янчев-ский, который прошел свой  трудовой путь от сержанта до подполковника. Одним из первых, в 1954 году, в звании старшего лейтенанта был награжден значком «Отличник милиции». Был членом бюро райкома комсомола, секретарем комсомольской и партийной организаций. Сегодня ко многим военным наградам, а также наградам за службу в органах внутренних дел присоединились  нагрудные знаки «Служить и защищать», «За самаадданую службу» ІІ степени и юбилейная медаль «Маршал Советского Союза Жуков». Их, вместе с поздравительным письмом заместителя министра внутренних дел Республики Беларусь — командующего внутренними войсками полковника Ю. Х. Караева, вручил ветерану председатель правления общественного объединения «Белорусский фонд социальной защиты бывших военнослужащих» генерал-майор В.М. Прокопович (на снимке). В поздравлении подчеркнуто, что М.И. Янчевский, как и все ветераны Великой Отечественной войны, ассоциируется с мужеством и стойкостью человеческого характера, силой духа и преданностью Родине.

Поздравили ветерана и представители Несвижского районного отдела внутренних дел, а также ветеранская организация РОВД.

IMG_3769

Цветы и подарок к юбилею М.И. Янчевский принимает от заместителя начальника РОВД по идеологической работе и кадровому обеспечению Д.В. Ефимова, ветеранов отдела — Н.В. Сеня и В.С. Новика

За Несвижчину против фашизма

В боевой характеристике от 8 августа 1944 года, копия которой  бережно хранится в домашнем архиве ветерана Великой Отечественной войны, говорится: «Партизан Янчевский М.И. поступил в партизанский  отряд имени Панамаренко 13  февраля 1943 года. За время пребывания в партизанском отряде показал себя как мужественный  и дисциплинированный партизан, участник 12 крупных боев. На  своем личном счету имеет 16  уничтоженных немецких солдат. Взял в плен 4 солдат и  1 офицера. Спустил под откос  6 вражеских эшелонов с живой силой  и техникой. Участвовал  в подрыве железнодорожного полотна, взорвал 15 рельс пути. Подорвал 2 железнодорожных моста по дороге Брожа — Бобруйск, два моста по шоссейной дороге Бобруйск — Паричи. Уничтожил телеграфной  связи  5 км.  Взорвал три  вражеские автомашины. Был два раза ранен.

За доблесть и отвагу  командованием отряда  представлен к правительственной награде» (орфография сохранена).

О юности, опаленной  войной, Марьян Иосифович  вспоминает, когда  встречается с ветеранами  войны, на уроках патриотизма в учебных заведениях, а также в музее, библиотеке на мероприятиях, посвященных дням Победы и освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Помнит ветеран и своё последнее  боевое задание.

— Последний  взрыв я совершил недалеко от Городеи (между Городеей и Свержнем). Было указание Красной армии взрывать  железные дороги. Но немцы устроили  ловушки — все подходы были заминированы спрятанными пехотными  минами. Большая часть участников наших диверсионных групп погибла из-за того, что мины  нужно было заложить под покровом ночи практически на ощупь.  И если  что-то чуть-чуть не так, от  своей мины можешь погибнуть. Поэтому нужны были знания и точность.

Нас было шестеро. Группу возглавлял я. Мы пришли к связному  железнодорожнику, поговорили с ним. Житель Столбцовщины попытался  отговорить нас: «Хлопцы,  напрасно погибнете. Оставьте мины, и если я смогу, то подложу сам». Но, обсудив лучшие подходы, учитывая расположение дотов, я решил всё же подползти  к железной дороге. Группа меня прикрывала. И когда я начал подкапываться,   услышал чужую речь, которая напоминала «гыр-гыр-гыр-гыр». По железной дороге шли  немцы — охрана. Отполз, притих. После сделал очередную попытку. Место выбрали такое, чтобы при взрыве состав крутило с высоты в низину.

По условному сигналу мой друг Иван Станиславович  Гордиевич (он родом был из Славково) подтянул мину, и я её заложил. Оставалось главное — вовремя дернуть  шнур, чтобы от взрыва  под откос пошли  не платформы с песком, а паровоз с вагонами  техники и живой силы. Дождавшись немецкий эшелон, я выполнил задание.

IMG_3803

М.И. Янчевский в Погорельцах. 1953 год

Тогда я получил контузию. Но ребята  вытащили меня из-под ответного обстрела немцев, положив на плащпалатку.

В этот день 18 вагонов пошло под откос — 3 вагона  живой силы, 15 танков. Это была последняя диверсия перед приходом Красной Армии…

Из своего родного Домачево Брест-ской области Марьян Иосифович  уехал еще до войны. Получил профессию токаря и  работал в Орловской области на железнодорожной станции Унеча (сегодня Брянская область).

С началом военных действий возвращался с товарищем на родину. Добираться пришлось в основном  пешком. Потом — воевал. И только после  освобождения Беларуси, в 1944-м году, вернувшись  из партизанского отряда, молодому парню пришлось узнать о трагедии, постигшей всю его семью в 1942 году. Отец, мать, два брата и сестра  погибли  от рук фашистов. Их, как и многих других жителей поселка, который размещался в лесистой местности,  заживо сожгли каратели. Об  этом ему рассказали очевидцы.

И сегодня ветеран войны, который не раз смотрел смерти в глаза, вспоминает этот факт со слезами на глазах, скорбя о потере.

Его вторая война

Вспоминая послевоенные годы, Марьян Иосифович  не ропщет на судьбу. Остался жив — уже  хорошо. Значит, нужно помочь остальным и стать на защиту интересов закона. В июле 1944 года, когда Красная Армия освободила Белоруссию, Барановичский обком партии направил М.И. Янчевского на работу в органы государственной безопасности, в Несвижский отдел НКГБ. Затем его перевели в районный отдел  внутренних дел.

— Мы работали до двух ночи. Писали при свете трофейных свечей. Бумагой служили  обратные стороны листов  из немецких архивов.

Ужинали на работе. Кусок хлеба, посыпанный солью, стакан воды — вот наш ужин. Карточная система была тогда. Из того, что давали на месяц, хватало на несколько дней.  На рынке килограмм сала в то время стоил 500 рублей. Примерно столько мы зарабатывали в месяц.

Работа поглощала всё время — с утра до ночи. Ведь немецкие пособники  ушли в банды. Началась очередная война за мирный сон, за благосостояние народа. Это был настоящий адский труд. Погибали  товарищи из советского партийного актива, КГБ, милиции и рядовые граждане.

Оперативная обстановка в районе в послевоенные годы была  очень напряженной. Банды состояли из местных жителей — бывших полицейских, немецких помощников, дезертиров. Одну из банд возглавлял житель Сейловичского сельсовета Лазовский. На вооружении  она имела автоматы, пулеметы, гранаты. В ней было  около шестидесяти человек, подводы и  лошади под седлами. Бандиты убивали  людей, грабили. Прятались они в лесах Несвижского и Копыльского районов. Действовала банда около 16 месяцев.

Для ликвидации банды  Лазовского был создан специальный отряд из работников НКГБ и внутренних дел. Я входил  в этот отряд. Руководил  отрядом капитан  Кузнецов. Спецотряд постоянно находился  в ночных засадах. Прочесывали  лесные массивы, хутора, деревни Бузуны, Бучное, Цегельню, Андруши, Сейловичи, Славково, леса Копыльского района.

Весной 1946 года банда была окружена в лесу недалеко  от Бузунов. На предложение сдаться они открыли огонь, пробуя выйти из окружения. Завязался бой. Более 20 бандитов было убито, остальных  захватили в плен. Во время ликвидации банды было захвачено 11 подвод, оружие, боеприпасы (более 200 гранат), материальные ценности, крупный рогатый скот, 14 лошадей под седлами.

В этой операции участвовали  и пожарная команда, и партийные активисты района. В бою два сотрудника НКВД погибли, четыре человека были ранены.

Теряя друзей

Не менее трагическими  для Марьяна Иосифовича  Янчевского были потери друзей и  сослуживцев, которые погибли  в мирное время от рук бандитов.

— Был январь 1948 года. Один из главарей банды — Романчук — прятался раненый в Боярах на чердаке у родственников. Эту информацию получил старший оперуполномоченный НКГБ старший лейтенант Иосиф Гейсик и принял решение самостоятельно задержать бандита, на счету которого  не одна человеческая жизнь.

Позже были установлены обстоятельства гибели сотрудника НКГБ, который принял мучительную смерть, выполняя долг перед родиной, защищая тех, кто хотел мирно жить и работать.

Самое трудное для меня было то, что пришлось в ходе  раскрытия преступления помогать врачу Якубовскому при экспертизе. Передо мной лежало тело  погибшего друга. А в глазах  стояли его маленькие осиротевшие дети и несчастная жена…

В то время отделом милиции руководил  Аршинов. Был  разработан новый план  действий, и банда Романчука, как и все его помощники, были  выявлены и арестованы. Сам  Романчук был ранен, и  мне пришлось сопровождать  его в больницу, чтобы зашить  поврежденную руку. Помню, как дрожали руки  хирурга, который обрабатывал рану. Ведь имя бандита в то время навевало  ужас на каждого жителя района.

Смертной казни в то время не было. Отбыв 25-летнее наказание, Романчук вернулся в районный центр, объясняя это  тем, что ему нужно кое с кем расквитаться. Он подразумевал меня.

Позже он всё же уехал из нашей местности.

Но после нечаянной встречи  с ним на улице уехала  из города и семья Гейсик. Сейчас они живут в другом государстве.

Служить с честью

С  апреля 1946 года по 1 февраля  1959-го начальником милиции  работал подполковник Федор Иванович Пушкарев.  Личный состав насчитывал 75 человек.

Оперативная обстановка была тяжелой. Оставшиеся в живых предатели и пособники немецких оккупантов, участники  националистического подполья оказывали  упорное сопротивление местным  властям по установлению  общественного порядка. На территории Несвижского района  действовало около десяти банд, которые занимались террором, убийствами и грабежами.

Ежемесячно  совершалось до 25 тяжких преступлений. С августа 1944 по май 1951-го от рук бандитов погибло  или получило тяжелые ранения около 80 активистов района.  Последняя банда была ликвидирована  в 1959 году.

В эти годы участковый уполномоченный  депутат Сновского сельского Совета Марьян Иосифович  Янчевский  обслуживал  колхоз имени Калинина и вывел свой  участок в образцовые. За добросовестную службу, обеспечение порядка на участке и оказание помощи  правлению колхоза по сохранности  сельскохозяйственного имущества в  октябре 1957 года правление  колхоза и руководство района  высоко оценили работу  участкового, делегировав его на  Всесоюзную сельскохозяйственную выставку, где он получил свидетельство и медаль участника. А 4 мая 1958 года постановлением  главного комитета Всесоюзной  сельскохозяйственной выставки  участковый был награжден серебряной медалью ВДНХ.

IMG_3813

М.И. Янчевский  с начальником автоинспекции старшим лейтенантом Пахомовым

О Янчевском писал журнал «Советская милиция». В газете «На страже» за 7 ноября  1965 года заместитель министра  внутренних дел (впоследствии министр) А.А. Климовской  отмечал  М.И. Янчевского в числе  лучших оперативных работников ОБХСС.  Во время его работы  начальником отделения уголовного розыска и заместителем начальника РОВД отдел признавался одним из  лучших в области.

В отделе внутренних дел М.И. Янчевский  работал до 1970 года.

Семья — надежный тыл

Многое пришлось испытать и  перенести Марьяну Иосифовичу  Янчевскому за всю его  милицейскую жизнь длиною больше чем в три  десятилетия. Всё это время  рядом был надежный тыл — семья.

С супругой Марией Михайловной он познакомился после  войны. В семье появились  две дочери, которые выросли  достойными людьми. Старшая — Ольга Марьяновна — живет в  Несвиже, работала в районной больнице. Младшая  — педагог, учитель  иностранного  языка, живет в Слуцке. Обе — уже на заслуженном отдыхе.

Ольга Марьяновна во время нашей встречи рассказала о том, как непросто было в послевоенное время семье участкового. И вспомнила некоторые эпизоды из жизни:

— Папу дома мы видели редко. Работа поглощала его  полностью.

Мы тогда жили  в Снове. Ночью в окна часто  можно было услышать  тревожный стук с криком «Спасите! Помогите!» И если в  это время отец был дома,  то быстро собирался и  уходил. Часто нужно было выдвигаться на задания  и по телефонному  звонку (у нас тогда уже был телефон  — так было положено). Телефон  выручал, когда маме нужно было позвонить в отдел, если отец продолжительное время отсутствовал дома.

Когда у него выпадали редкие минуты отдыха днём, мы,  маленькие, любили расчесывать красивую, густую шевелюру папы. А ещё вспоминаю, как всей семьей  выходили за огороды  на разлившуюся речку позагорать.

Маме о работе он практически ничего не  рассказывал, берег. Да она и не  спрашивала «Когда  вернешься?», только всегда  ждала да надеялась, что живым и невредимым останется. Ведь время было  страшное.

Позже я узнала, что  в начале семейной жизни, пока отец был на работе,  у мамы оставался заряженный пистолет. А стреляла она хорошо — могла попасть в воробья на лету. Это папа её научил меткости.

— Я редко видел детей,  потому что много работал, — присоединяется к нашему  разговору Марьян  Иосифович.  — Моя жена очень переживала. Ведь на её глазах (мы в то время уже жили в Несвиже) привезли  погибших  на заданиях  соседей — Гейсика, Беганского. На женщин, бывших замужем за милиционерами, было больно смотреть. Ведь такое могло  случиться с любым из  нас на каждом шагу.

Проверки, многочасовые засады, погони за бандитами  требовали не просто умения и физической  подготовки, которая у меня была на должном уровне — я хорошо владел приемами самбо. Нужны были знания. Поэтому, возвращаясь  домой, когда жена и дочери уже спали, поужинав оставленной заботливой супругой на столе порцией, я садился  за книги. Читал много и с удовольствием. Впоследствии  и на пенсии  это занятие было у меня любимым.

4444

После выхода на отдых Марьян Иосифович часто берет в руки альбомы. И даже сегодня, когда подводит зрение, рассказывает о снимках: «Это я с моим боевым товарищем. Это в отделе милиции — на снимках Дубовик, Егоров, Абрамович, Нарубин, Клочко. Это наше  семейное фото. Здесь — я, Субботин, Воронов, Подгайский, Сосновский». И так о каждом снимке…

Дома у М.И. Янчевского  действительно много книг. В библиотеке — Островский, Шолохов, Жуков — всего более тысячи экземпляров.

Рядом с фотографиями ветерана войны с многочисленными  наградами — семейный чёрно-белый  портрет  молодых супругов Янчевских. Без своей верной спутницы жизни Марьян Иосифович живет уже более десяти лет. Последние годы  ему пришлось  ухаживать за Марией  Михайловной, которая болела. Но для него  она была и остаётся самой  главной жизненной наградой, ведь на протяжении полувекового  совместного пути  в их семье тесно  переплетались победы и поражения,  подвиги и неудачи, достижения и награды — всё то, из чего  складывалась непростая биография человека, который  по праву может называться легендой.

Инна ВАСИЛЕВИЧ

В материале использованы фотоснимки из семейного архива М.И. Янчевского


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.