За боем — бой

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

(Продолжение. Начало в № 38 от 23 мая)

18 октября с небольшой группой, возглавляемой Иваном Дудко, мы отправились в Дубейки за продуктами. Утро только начиналось, но в деревне было неспокойно. Тревожный лай собак насторожил нас. Оставив повозку с лошадью в ближних кустах, скрытно пробрались к домам. Зашли в один — пусто, во второй — то же самое. Перебежали на другую сторону улицы и увидели, как рассредоточивалась группа фашистов, намереваясь окружить нас.

— В сарай!- скомандовал Дудко и побежал к нему первый. Стало ясно, что уйти уже невозможно. Только заскочили в сарай, пули со свистом прошили дощатую дверь, вырывая и разбрасывая по сторонам щепки.

— Тут долго не усидишь,- многозначительно произнес Иван Медяник и отбросил острую щепку, что впилась в его ватник.

Дудко подобрался к щели, увидел, как грузовая автомашина, набирая скорость, умчалась в сторону Несвижа.

— За подкреплением, видимо, уехали,- заключил он,- значит, здесь их немного.- Вася, Ваня,- обратился он к Лобану и ко мне,- мы сейчас откроем огонь, а вы постарайтесь выбраться из сарая и сообщить нашим.

— Понятно,- ответил Лобан.

Мы приготовились к броску. Товарищи открыли огонь. Кто-то бросил в сторону ближайшего дома гранату, и мы, пользуясь замешательством фашистов, выскочили из сарая. Залегли в канаве. Но тут же появились возле амбара трое фашистов. Они, к счастью, не заметили нас. Мы поползли по дну канавы. Но уйти скрытно не удалось. Немцы заметили нас и открыли огонь. Фонтанчиками взлетала земля, свистели пули. А кусты, где оставили лошадь, еще далеко. Вскочили и побежали. Оглянулся — трое гитлеровцев догоняют нас. Лобан выстрелил из винтовки. Фашисты упали. Над головами пронесся рой трассирующих пуль. Совсем рядом разорвалась граната, и обдало горячим воздухом. Пользуясь тем, что все занесло дымом и пылью, мы снова подхватились и бросились вперед. Оторвавшись от преследующих немцев, продолжали ползти к кустам. Где-то там лошадь. Только бы добраться до нее. Снова рядом сильный взрыв. Это били уже из миномета спешившие на подкрепление каратели. Ударило взрывной волной. В глазах потемнело, показалось, что провалился в пропасть. Очнулся от сильного толчка в бок, не понял, то ли ранило, то ли снова ударило взрывной волной. «Надо ползти»,- мелькнула мысль. Ощупал себя, вроде все в порядке.

Рядом Лобан, ищет винтовку. Взрывом ее куда-то отбросило. Не нашел. Минометный обстрел усиливался. Поползли к болоту. Наконец добрались до первых кустов и бросились к лошади, вскочили в повозку. Иван дернул за вожжи, гнал во весь опор, а рядом рвались мины. Одна со свистом вошла в болотное нутро и глухо ухнула, обдав нас черной торфяной грязью. Гнилая жижа залепила глаза.

Но вот обстрел кончился. Стало слышно, как стучали колеса по упругим корням деревьев. Лес! Сколько раз выручал он, этот надежный зеленый друг!

Минометная стрельба насторожила партизан нашего отряда. Его командир Н.А. Шестопалов выслал разведку, но мы прискакали раньше и сообщили, что товарищи окружены. Отряд подняли по тревоге.

Нашей роте под командованием Серафима Емельянова приказали перекрыть дорогу на Несвиж и встретить огнем карателей в случае их отхода. Рота Кузьмы Лосика пошла в обход деревни.

По ружейно-пулеметной стрельбе мы слышали, что в деревне идет жаркий бой. Горстка храбрецов в сарае отчаянно отбивалась от наседавших фашистов.

И вдруг каратели заметили, что их окружают партизаны. Поняв, что сами оказались в кольце, немцы предприняли попытку вырваться. Они пробились к машинам и на большой скорости понеслись прямо на нас.

Командир роты Емельянов дал команду, и заработали пулеметы Василия Лагерманова и Василия Булахова. Гитлеровцы повернули назад, в туманной дымке их не стало видно. Мы услышали, как в другом конце деревни завязалась перестрелка. Это встретил фашистов взвод Николая Жилина.

— За мной! — поднял отделение Владимир Шингирей, и мы мимо горящих машин побежали вслед за командиром.

От крайней избы ударил вражеский пулемет и вынудил нас залечь. Иван Байкаш пополз к погребу, откуда стреляли. Через минуту пулемет умолк. Мы — скорее туда. Когда вскочили в погреб, увидели, как в схватке катаются по соломенной трухе двое.

— А ну, кончай баловаться! — схватил за шиворот фашиста Шингирей.

Мы отделением бросились на помощь роте Кузьмы Лосика, которая добивала метавшихся карателей-одиночек.

В дубейковском бою наш отряд уничтожил двадцать карателей, сжег две машины.

Иван Дудко, Иван Медяник, Петр Богданов, принявшие бой в сарае, обнимали Ивана Лобана, благодарили партизан за своевременно оказанную помощь.

— Какой он герой, если винтовку в бою потерял! — набросился на Лобана командир отделения Михаил Дубов.- Не найдет  — судить будем! — пригрозил.

— Я вот пулемет ему вместо винтовки даю,- преподнес трофейный пулемет Иван Байкаш.

Лобан заявил:

— Я винтовку свою найду, помню, где она должна быть.

— Бери пулемет,- настаивал Байкаш.- Ты знаешь, чей он? Заместителя коменданта города Несвижа!

В бою тогда был взят в плен ярый палач, заместитель Несвижского коменданта, вместе со своим шофером.

После прошедших боев каратели еще больше насторожились. Они совершали вылазки только крупными силами, под прикрытием бронемашин, артиллерии. Копыльский комендант даже по городу ездил в броневике.

Почти ежедневно отправлялись на железную дорогу группы подрывников. Оккупанты не могли уже свободно продвигаться по железной дороге Барановичи — Минск, Тимковичи — Барановичи. На шоссейных дорогах постоянно устраивались засады. Мы перекрыли дороги, ведущие на Несвиж, Барановичи, Слуцк.

(Из книги Василия Акулова «Юго-западнее Минска»)

(Продолжение будет)


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.