Татары в Осмолове

Поделитесь с друзьями
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  

Татарское кладбище (мизары) в деревне Осмолово — одно из самых древних на территории Беларуси. Оно появилось в этих краях в XV — XVI веках. Вход на мизары д. Осмолово, 2012 год

Татарское кладбище (мизары) в деревне Осмолово — одно из самых древних на территории Беларуси. Оно появилось в этих краях в XV — XVI веках. Вход на мизары д. Осмолово, 2012 год

 

(Окончание. Начало в № 92)

Сначала ордынцы пробовали просить князя отменить своё решение. Но князь наотрез отказался это делать. Тогда татары после этой неудачи обратились в Слуцкий поветовый земский суд с заявлением, что князь хочет отобрать у них земли, которые принадлежали их предкам ещё до передачи в княжество Радзивиллов.  Себя они называли собственниками этой земли,  ссылаясь на привилеи  короля Жигимонта I  и бывших владельцев — удельных князей Ярославичей.

Дело рассматривалось в сенате около шести лет и закончилось в 1812 году решением, которое не удовлетворило ни одну из сторон, но всё же более благоприятным оно было для Радзивилла, который получил возможность брать с татарских земель по 60 злотых с волоки.

Кстати, дело этим не закончилось, во всяком случае татары в Иванове, Осмолове и Орде остались на своих землях и в документах XIX — начала XX столетия неоднократно называются их собственниками,  но тяжба  татар с  князем продолжалась ещё  долго.

Таким образом,  и в XIX столетии части татар пришлось защищать свои земельные владения, а также право владеть крепостными крестьянами. Но это касалось только небольшой группы ордынцев-дворян.  Остальные  татары владели небольшими наделами земли рядом со своими околицами  и,  как правило, обрабатывали их сами, а работников нанимали только на период  сезонных работ (посев и жатва).

На момент третьего раздела Речи Посполитой в 1795  году на землях Беларуси и Литвы находилось 23 мечети и 65 татарских  молитвенных домов.

На начало XX столетия на территории Беларуси работало более 20 татарских храмов, среди которых указана и мечеть в деревне Осмолово.

Естественно, что осмоловские татары, будучи мусульманами, не могли обойтись без особого дома молитвы для себя. История показывает, что татары в Великом княжестве Литовском в некоторых местах зачастую не имели мечетей и молились Аллаху  в каких-то других приспособленных для этого зданиях. Так было, наверняка, и в Осмолове.

Первый список мечетей Речи Посполитой 1795 года говорит о том, что мечети там не было, хотя в Инвентарях Несвижского маёнтка 1629 и 1696 года упоминается мечеть в деревне Осмолово. Датой основания мусульманского прихода здесь считается 1834 год. Тогда же в Осмолове и была построена первая отдельная мечеть. Надо сказать, что сделать это во времена Российской империи было не так просто. Согласно предписаниям министерства внутренних дел, мечеть можно было открыть при наличии в округе не менее 200 мусульман.  В деревне Осмолово столько татар не было, но примерно в 5 километрах находилась ещё одна татарская околица на Несвижчине  — деревня  Иваново, и вместе с ней как раз и образовалось нужное количество верующих. Кроме того, по тем же предписаниям мечеть надлежало строить на местечковых площадях, а если таковых не было, то на расстоянии не менее 10 сажен (21 метра) от ближайших строений. Поэтому мечеть в деревне Татарское Осмолово была построена как будто на отшибе, прямо посреди чистого поля у деревни.

Самый древний камень  на мизарах

Самый древний камень
на мизарах

В 1867 году земли в деревне Татарское Осмолово были рассредоточены под фольварки между четырьмя землевладельцами.  Одним из самых крупных из них, между прочим, была женщина — Софья Александровна Богданович, которой принадлежало 65 десятин земли (одна десятина равна 1,09 га). Больше (70 десятин) было только у Бакира Самуиловича Юшинского.  Затем шли Сулейман Яковлевич Александрович (48 десятин) и Амурат Иосифович Корицкий (40 десятин).  Все они были представителями знатных родов, получивших дворянство вскоре после упомянутого привилея Жигимонта II Августа.

Через 20 лет, в 1888 году, Софья Богданович осталась единоличным лидером по землевладению среди местных татар (62 десятины). А вот земли Сулеймана Александровича оказались поделены между его племянниками Ходжой и Яковом. Старший, Ходжа,  получил  25, а младший, Яков  — 19 десятин земли. Появилось и новое лицо  — Яков Иосифович Халембек, который смог купить в Осмолове 10 десятин земли. Удивительно, но в то время между татарами смог втиснуться и самый обыкновенный местный шляхтич-католик Казимир Антонович Цвирко, владевший небольшим фольварком в 17 десятин.

Согласно всероссийской переписи населения 1897 года шляхетская околица Осмолово насчитывала уже 9  дворов. Менее зажиточные татары объединялись в улицу деревни Татарское Осмолово. После 1921 года всё татарское население составляло 18 дворов и находилось в составе особой околицы Осмолово. Для сравнения в православной деревне Осмолово в то время насчитывалось 83 подворья.

В  1924-1925 годах старое здание мечети было перестроено, потому что было уже ветхим. Перестроенное здание представляло собой небольшое крытое крыльцо, основной объём, разделённый на мужскую и женскую половину, с башенкой-минаретом над ним, особую пристройку — нишу (она называется михраб), обращённую в сторону Мекки.

Кроме того, мечеть была обсажена берёзками и обнесена деревянным забором с воротами, увенчанными полумесяцем.

Между прочим, по сведениям исследователя татар в Речи Посполитой С. Кричинского, мечеть в Осмолово ремонтировалась мастерами-евреями и потому по архитектуре напоминает местечковые синагоги.  И если это так, то работа мастеров-евреев, строивших татарскую мечеть на белорусских землях, входивших в состав польского государства, может по праву  считаться апофеозом содружества в межэтнических отношениях, какое вряд ли можно найти  где-то ещё на нашем континенте.

Лес Гай, в глубине которого находится татарское кладбище

Лес Гай, в глубине которого находится татарское кладбище

После гражданской войны 1918 — 1922 года Беларусь была разделена на Восточную (Советскую Беларусь) и Западную, которая в 1920 году была захвачена панской  Польшей.

28 декабря 1925 года в городе Вильно проходил Всепольский мусульманский съезд, где присутствовали делегаты от 18 мусульманских приходов, которые действовали в  Белостокском, Варшавском, Вилен-ском и Новогрудском  воеводствах. На  съезде впервые в истории литовские татары избрали собственного духовного руководителя — муфция. Им стал доктор ориенталистики (учёный, специализирующийся по восточным языкам) Якуб Шинкевич. В то время ему подчинялось 19 общин:  в Багониках, Варшаве, Видзах, Вильно, Давбучишках, Докшицах, Ивье, Клецке, Крушанянах,  Ловчицах, Ляховичах, Мире, Мяделе, Некрашуньцах,  Немежи,  Новогрудке,  Осмолове,  Слониме, Сорок-Татароке.  В каждом приходе были мулла и муэдзин.  Отсюда вытекает, что в съезде принимали участие  и представители осмоловской татарской общины.

В наблюдениях П. Шпилевского дана характеристика  татарам, проживавшим в Клецке и его окрестностях: «Главная отличительная черта Клецких татар — честность, гостеприимство и аккуратность, татарок — скромность  и неподкупная целомудренность: татарки ходят с поникшими головами и, когда говорят с кем-либо посторонним, стыдливо прячут глаза от пытливых и нескромных взглядов.  В домах у них необыкновенная чистота и благовидность; та только беда, что там обдаёт вас подчас запахом лука и кож.  Это потому, что татары занимаются кожевенным  производством, а татарки — приготовлением лука и чеснока на весь Клецк.  Это главный предмет промышленности клецких татар: они доставляют кожи не только в своё местечко, но и в соседние деревни, сёла и даже немалое количество их сбывают в Цепры, Ляховичи, Столбцы и в Несвиж — на известную Михайловскую ярмарку; что же касается лука, чеснока и вообще всяких огородных овощей, то татарки владеют каким-то секретом выращивания их в гораздо большем виде, чем это бывает у русских  мещан Клецких: их луковицы бывают величиной с порядочную репу, их картофель — красный,  не-обыкновенно вкусный, рассыпчатый и не водянистый; их морковь и свёкла —  сочны и даже зимой имеют вкус такой же, как и летом.   Все эти продукты, равно как и всякую зелень, вы найдёте у них в самую жёсткую зиму и к весне, и притом найдёте без всякого повреждения и в большом количестве… Летом татарки как бы не существуют для местечка: все они с дочерьми проводят целые дни в огородах и на полях; зимой, по воскресеньям и пятницам, вывозят на рынок свой товар огромными возами и сбывают его приезжим помещикам и однодворцам. Но вот что странно: очень редко удаётся кому-нибудь достать семян каких-либо овощей».

Последняя мечеть, которая  была отреставрирована в  1925 году,   просуществовала до  1960 года.  Здесь по пятницам собиралось много татар для совершения молитв. Прихожанами  осмоловской мечети были в основном осмоловские и  ивановские  татары.

В двухстах метрах от мечети жил мулла осмоловского прихода татарской мечети.  Его просторный и большой дом сохранился.  Мулла — это первый муж  Марии Ивановны Ясинской. Он её бросил, так как считал, что  родившийся у них Мухтар не его сын.  Мулла выдал замуж Марию Ивановну за Мэтю, которого Господь не наделил привлекательной внешностью, но подарил ему доброе сердце и талант кожевника. Мария родила ещё дочь и двух сыновей, была счастлива и, может быть, поэтому в 1935 году  мулла  продал свой  дом местным жителям, а сам переехал на постоянное место жительства в город Клецк.   Дом  муллы купили  только что вернувшиеся  из заработков во Франции  на малую родину родные братья Иван Павлович и Михаил Павлович Евтух с семьями.

С приходом  советов в 1939 году в деревню Осмолово новая власть не стала сразу упразднять этот маленький анклав мусульманства на Несвижчине, оставив старый раздел деревни с татарской околицей, население которой тогда составляло  около 100 человек. За порядком в мечети и её охраной наблюдали татары, которые проживали в деревне Осмолово, а для совершения молитв мулла приезжал из Клецка.

В 50-60-х годах XX столетия стали притесняться религиозные заведения.  Это не обошло и татарскую мечеть в деревне Осмолово.

Местные руководители, выполняя на практике установку Никиты Сергеевича Хрущёва и его команды: «В коммунизм — без попов, кзендзов, раввинов и мулл…»,  в   1960 году, невзирая на  убедительные просьбы татар, приказали разобрать мечеть  и построили из неё баню в  Несвижском доме-интернате для престарелых и инвалидов.

По подсчётам С. Кричинского, в 1938 году на территории  трёх воеводств — Белостокского, Виленского и Новогрудского находилось 68 мизаров (татарских кладбищ). Больше всего их было в Новогрудском воеводстве — 47.

Старое кладбище в Осмолове и сейчас остаётся самым главным культурно-историческим татарским памятником. Оно  находится в хорошем состоянии. Сохранилось, наверняка, потому, что находится в глубине леса Гай на возвышенности и никому не мешает.  В начале XXI века мизары огородили деревянным забором, сделали добротную калитку и отсыпали песком и гравием подъездную дорогу. Могилы ухожены, и там своевременно наводится надлежащий порядок. Кладбище действующее. Сюда и поныне  привозят хоронить татар из всех древних мест их проживания в округе — Клецка, Несвижа, Иваново.

Последними  татарами, которые проживали в деревне  Осмолово,  были Ясинские: глава семьи — Мария Ивановна Ясинская 1907 года рождения.  Её муж  Мэтя был кожевником и постоянно ходил по домам и выделывал шкуры  не только в деревне Осмолово, но и в других деревнях. Он питался у хозяев,  у которых выделывал шкуры, и жил у них, пока не заканчивал свою работу. К своей работе относился очень бережно и делал ее с особой изюминкой. А потом местные портные из искусно выделанных овечьих и бараньих шкур  шили тёплые и красивые полушубки.

Мария Ивановна ходила в колхоз на работу и выполняла все полевые работы, как и другие односельчане.  Их дети Мухтар, Елена, Амир и Янек ходили в школу вместе с деревен-скими детьми.  Например, один из их сыновей, Амир,   работал  конюхом  в осмоловской конюшне. Он очень любил лошадей, видимо, это было у него в крови от ордынских кочевников, очень трепетно  ухаживал за ними. Только он мог объезжать молодых и неуправляемых лошадей и делать из них послушных и пригодных для использования в виде тягловой силы при выполнении различных сельскохозяйственных работ.

На сегодняшний день в деревне Осмолово проживает один наследник осмоловских татар — Валерий Павлович Левшенко, 1950 года рождения, внук  Марии Ивановны Ясинской. Он работал в ОАО «Лань-Несвиж».

Михаил ПЛАКСА,  г. Харьков.


Поделитесь с друзьями
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.