Такие разные волны

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Аркадий Данилов с женой Галиной

Аркадий Данилов с женой Галиной

Их мало, но они есть, те, кто и сегодня верит

в то, что красота спасет мир.

Я лично к высказыванию классика

мировой литературы Федора Михайловича

Достоевского отношусь скептически,

и уже давно. Кровожадный римский император

Нерон с раннего детства жил в окружении

произведений искусства.

И это окружение не помешало ему быть тем,

кем он был — безжалостным тираном,

для которого жизнь человека ничего не стоила.

И Герман Геринг знаменит любовью

к прекрасному. Смог собрать (награбить)

великолепнейшую коллекцию произведений

искусства. Картины, скульптуры,

книги заполняли его поместье,

а он преспокойно, поглядывая на полотна великих творцов, подписывал приказы,

и воздушные армады бомбардировщиков

люфтваффе безжалостно ровняли

с землей города с сотнями тысяч

мирных жителей: детей, женщин, стариков.

Подобным примерам в истории нет числа.

Но есть те, кто верит в силу искусства! Один из таких «чудаков», если хотите, живет в поселке Новогородейский, на улице Садовой, в аккуратном небольшом коттедже, вокруг которого сад, а у калитки огромный куст цветущего жасмина. Фамилия этого художника Данилов. Он далеко не молод, жизнь знает в самых разных проявлениях. Много видел, немало пережил, но продолжает верить в то, что не зря прикасается кистью к холсту, картону и бумаге… Не зря творит.

В Городее его знают, считают своеобразной достопримечательностью. Лет сорок Данилов каждое утро бегал и обливался холодной водой. Бегал зимой и летом, не обращая внимания на погоду.

Мы сидим в доме, небольшой комнате, где картин нет только на полу и на потолке. Пейзажи и натюрморты повсюду, куда ни глянешь, взгляд упирается в холст или картонку, на которых моря, бурные и тихие, закаты и рассветы в полях, лесах, над озерами, болотами, дорогами и реками. Солнечный свет сменяет призрачный лунный. Хозяин сидит на диване, встряхивая седой головой, сверкает глазами и громко говорит:

— Я родился на Старобинщине, в 1927 году, окончил техникум, институт, служил на флоте. Потом строил и много работал… Даже диссертацию написал. Начал с должности мастера, потом прорабом, затем начальником. Перечислять все объекты, так и пальцев на двух руках не хватит. ТЭЦ и ГРЭС по всей республике строились при моем участии.

Меня же интересует другая ипостась собеседника, а потому я смотрю на картины и картинки. Хозяин, уловив мой взгляд, остановившийся на стене, за диваном, говорит абсолютно серьезно:

— Левитан за всю жизнь написал тысячу работ, а я тысячу сто… Но Левитану не надо было ходить на работу, он только искусством и занимался!

Повисает пауза, я теряюсь, не зная, как реагировать на столь странное заявление самодеятельного художника. Постепенно наш разговор выравнивается, и я узнаю, что за пять лет до пенсии Данилов сильно устав на стройках, переехал в Новогородейский, пошел работать в колхоз по специальности, получил коттедж.

Первые рисунки Данилов  сделал сразу после войны, закончив семь классов. Ему повезло — попал в руки блокнот, а в те времена — это подарок. Аркадий начал рисовать, но любимый блокнот у него кто–то украл. В техникуме рисовал портреты товарищей, ходил к могилевскому художнику на консультации. Тогда попробовал писать масляными красками, как настоящий живописец.

Где бы он ни трудился, какие бы должности ни приходилось занимать, с красками и кистями уже не расставался. Получал отпуск, ехал отдыхать, брал с собой картонки, краски и кисти. А уже выйдя на пенсию, он полностью отдался своей страсти. За всю свою жизнь Аркадий Исаакович не продал ни одной картины. Про это он говорит не без гордости. Если кому–то нравилась работа, то Данилов, не задумываясь, дарил. Так и ушли людям семьсот работ: больших, маленьких, разных. Разговаривая с художником, мы прошлись по всем комнатам, до потолка заполненным картинами. Я узнал, чем тихоокеанская волна отличается от балтийской и черноморской… А лунное сияние — от закатного и рассветного, зимние облака от осенних и летних. Выслушал историю написания знаменитого многофигурного полотна «Женская баня», там целых четырнадцать фигур. Также узнал, что несколько работ Аркадия Данилова по дипломатическим каналам были отправлены в Германию, министру тамошнего сельского хозяйства. Смеясь, он сообщил, что жена картины с обнаженными дамами не очень любит и, когда кто–то просит такую подарить, то не возражает, а делает это даже с удовольствием.

данилов2

— А зачем вы их рисуете? — интересуюсь, едва сдерживая улыбку.

— А черт его знает… Тянет! Даже продать просят, — серьезно поясняет Аркадий Исаакович.

Тут появляется Галина Михайловна — жена художника, и сразу, увидев у меня в руках фотоаппарат, поправляет мужу прическу. Говорит, что ее Данилов — человек очень добрый и чрезмерно мягкий, и жить с ним замечательно. «Картины мужа стали частью и моей жизни. Я каждый день на них смотрю. Есть самые любимые. Действуют на меня благотворно. Даже не думала, что у меня может быть такой удивительный муж. Когда он работает, то мы все уходим, чтобы не мешать творить», — поглаживает плечо мужа Галина Михайловна. И тут же, когда Аркадий Исаакович вспоминает свою службу на флоте, начинает нервничать, плачет, жена его пробует успокаивать, просит о плохом не думать. Рассказывает, что ее Данилова могли расстрелять, ведь он был одним из активных участников солдатского бунта в 1950 году. Чтобы избежать огласки, часть спешно расформировали, отправив с Балтики в разные концы страны. Так Данилов оказался на Тихом океане… Теперь я понимаю, когда и при каких трагических обстоятельствах художник увидел и понял разницу между волнами на разных морях Советского Союза…

Главная мечта Данилова  — сделать из своего двух- этажного особнячка художественную галерею. Он готов передать свой дом Городее вместе с четырьмя сотнями работ. Пусть приходят люди, приобщаются к искусству. Данилов верит, что общение с его картинами поможет людям, и они станут лучше, чище, будут меньше пить, сквернословить… Он, как и Достоевский, убежден, что красота может спасти мир. А его живопись отвадит любителей зеленого змия от рюмки и бутылки. Прощаясь, стоя под цветущим жасмином, Аркадий Данилов пообещал, что напишет еще две сотни работ.

Владимир СТЕПАН.

Фото автора.

«СБ Беларусь сегодня»

 № 133, 16 июля 2015 г.


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.