Человек от земли

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Лихута

Предстоящая встреча с журналистом не вызвала у Георгия Лихуты ни удивления, ни особой радости. Сколько было этих встреч за последние годы! Налетят, как вихрь, то из областной газеты, то из республиканской, то с телевидения, то с радио, пощелкают фотоаппаратами, побегают вокруг комбайна с камерой, зададут впопыхах почти одни и те же вопросы и, видя, что у комбайнера аж руки дрожат от нетерпения продолжить свою работу, так же внезапно исчезнут, как и появились. «У каждого свой хлеб, — размышлял Георгий. — Мой — делать хлеб. А у корреспондентов — рассказывать и показывать, как это происходит. Вот и всё». Ну, положим, далеко не всё. Стойкий интерес пишущей, снимающей и вещающей братии к Георгию Лихуте объясняется просто. Не много найдется в нашем государстве таких трудяг села, которые 6 раз участвовали в республиканских «Дажынках». В Минской области по намолотам зерна экипаж Лихуты занимал дважды первое место, дважды — второе и дважды — третье. Причем помощниками были его сыновья. Три сезона рядом с отцом трудился старший сын Денис. И четыре сезона — Женя. Младший сын. Денису было 14 лет, когда они на «Лексионе» намолотили более четырех тысяч тонн зерна. По труду и награды. Отцу на «Дажынках» вручили ключи от «Жигулей», а его помощнику — компьютер. На следующее лето (2005 г.) они подняли планку показателей еще выше. И снова первое место, и снова награды. Может быть, и на зависть кому–то. И не все с пониманием отнеслись к тому, что помощником он взял сына. Пожилой механизатор высказал это ему в глаза: «Смотри, Жора, не сорви у парня резьбу. Пацан же совсем… А всех денег всё равно не заработаешь». Он не стал объяснять, что дело совсем не в деньгах. И не в наградах вовсе. Республиканские «Дажынкі» для механизатора, что Олимпийские игры для спортсмена. И то, что происходило в душе его сына, когда он стоял рядом с отцом в шеренге победителей, возможно, он никогда больше не испытает. Потому и запомнит на всю жизнь. Разве это можно сравнить с деньгами? А насчет резьбы… Ну какой же отец будет доводить своего ребенка до изнеможения? Лихута–старший знал, когда надо сказать младшему: «Отдохни, сынок». И тот подчинялся беспрекословно. А себя он не жалел. Как будто силы его — вода в глубоком колодце: чем больше черпаешь, тем сильнее она прибывает…

Работал Георгий с какой–то веселой одержимостью. И всё у него ладилось. Могучий комбайн послушен каждому движению. Техника иностранная, но Лихута изучил ее настолько досконально, что стал непревзойденным «диагностом». Мог определить малейшее «что–то не так» и знал, как самому с этим справиться. Случались и серьезные поломки. Но устранялись они настолько оперативно, что экипаж Лихуты не выбивался из ритма уборки. Упущенное наверстывалось за считанные часы. Профессиональное мастерство сродни таланту. Правда, говорят, что талант дается от бога. А мастерство, стало быть, приобретается. Но если это так, то почему тогда в любом коллективе подлинных профессионалов можно сосчитать по пальцам? А может быть, всё дело в том, что, не имея таланта, нельзя стать профессионалом? Может быть… Когда Георгия просили раскрыть секреты его мастерства, он, пожав плечами, объяснял, что главный секрет — объективные условия. Урожайность, четкая организация уборки, оплата труда, погода и даже такая «мелочь», как своевременная доставка обеда. А уже потом — человеческий фактор… В общем, говорил то, что всем давно известно. И всегда после этих слов Георгий читал в глазах собеседника откровенное разочарование. И недоумение. Дескать, парень, ты что–то недоговариваешь. Но почему?.. А ведь есть секрет у Георгия Михайловича. И даже два. Георгий Лихута не ставил перед собой цель стать победителем. Соревновательность — это да, но только не победа любой ценой. Такие люди, как правило, обречены быть одинокими. А Георгий — человек компанейский. Второй секрет — умение распределить свои силы и поспешать медленно. Кто всё время торопится, чаще всего приходит последним. Или, как поется в песне Высоцкого, два круга пробежал — и спекся. Что–что, а «дыхалка» никогда не подводила Георгия Михайловича… Комбайн замирал, когда на колосья, клонившиеся к земле под тяжестью зерен, ложилась роса. Отец и сын степенно, как и подобает истинным хлеборобам, всласть наработавшимся долгим летним днем, шли домой. На небе зажигались звезды. И казалось, что только они полные хозяева и там, в холодной выси, и здесь — на теплой земле. Час ночи, а в окне их дома свет. Какой же он приветливый и желанный, этот свет родного дома на родной земле! В пять утра уже надо быть на ногах. Но солнце они встретят с радостью. Потому что когда лад в душе, то и лад в работе.

Летний день на комбайне подобен целой жизни. Но уборка — итог работы. А Георгию больше по душе хлеборобское начало. Вот почему приход весны для него, что и наступление нового года. Впрочем, в старину так и было: Новый год отмечали не первого января, а первого марта. До чего же хороша весна в родном краю! Когда в каждой травинке, в каждой почке, в каждом комочке земли чувствуется трепетная жизнь. И так славно, так спокойно на душе, когда вслед за трактором бежит и бежит широкая, темная полоса вспаханного поля. И легкий парок струится над бороздой. Это дыхание земли… А выйдешь из кабины «Беларуса» — жаворонок исполнит для тебя свое вековое соло. Да так, что сердце встрепенется от радости и нежности. Как хорошо об этом сказал поэт: «И землю жаворонок держит на нитке песенки своей…» Не верьте никому, что тракторист думает только о вспаханных или засеянных гектарах. А комбайнер — о намолотах. Что в голове труженика села только одно: работа, работа, работа. И в поле, и дома. И что не видит, не чувствует он красоты земной и небесной. И что давно забыто в селах, как душевно поются песни. Не так всё это. Далеко не так. Умеет пахарь и полюбоваться своей на совесть сделанной работой. И ревниво взглянуть, а как там у соседа? И радость ему ведома от полноты жизни. И счастье. И красоту он чувствует и понимает, но скрытно, внутри себя. Не облекая свои ощущения и переживания словами. Верно сказано: где много слов, там мало мудрости. А люди от земли всегда отличались ею. Нельзя жить, не любя свою землю. Свой дом, семью, работу. Свое окружение, которое без тебя было бы неполным. Не любить — значит не жить. Так считает Георгий Лихута, и вряд ли на сей счет кто–то ему возразит.

…Ген пахаря у него проснулся рано. Ноги еще не доставали до педалей, а вцепится в руль отцовского МТЗ–50 и ведет трактор, как под линейку. Отец радуется: достойная, мол, будет смена. До службы в армии Георгий получил права и тракториста, и шофера. Успел даже поработать помощником комбайнера в своем хозяйстве — племсовхозе «Городейский» Несвижского района. Служил в Польше. В железнодорожных войсках. Хотя на самом деле охранял военные объекты. За-граница не произвела на него впечатления. Недаром тогда говорили: «Курица — не птица, Польша — не заграница». Одно удивило: там даже полевые дороги покрыты асфальтом. «Когда же у нас такое будет?» — спрашивал себя парень. И перед его глазами возникала улица родного села Заболотье. Весной или в слякотную осень по ней мог проехать только трактор. Где уж тут до полевых дорог…

Чтобы не превратиться в перекати–поле, надо чувствовать свою принадлежность. Кому или чему. В том, что он принадлежит селу (в духовном, разумеется, смысле), Георгий никогда не сомневался. И с учебой определился соответственно с направленностью хозяйства. После службы в армии он поступил в Белорусский сельскохозяйственный техникум в Сенице. Через два с половиной года получил диплом зоотехника. Приобрел он и приличные знания по агрономии, ветеринарии и механизации. Одним словом, подковали парня что надо. Осталось главное: как следует укорениться в родную почву. А процесс этот, как известно, не происходит сам по себе. Все, казалось бы, у Георгия складывалось наилучшим образом. Молодого специалиста назначили заведующим фермой «Коптевщина». Хозяйство немалое: более 500 голов скота. И коллектив непростой: если кого–то доярки примут в штыки, то не жди удачи. Лихуте это не грозило. И дела у него шли не хуже, чем на других фермах. А может, в чем–то и лучше. Но уже через год он честно признался себе: «Не мое это. Не мое…» Георгия властно позвали земля и техника. И не услышать этот зов означало одно: делать нелюбимую работу. Позволить такое — значит не уважать самого себя. Не всегда можно пред-угадать, как отзовется твой поступок. Но против своей воли Лихута никогда ничего не делал. Всю свою жизнь он был самим собой. Потому и личность. А между тем год окончания техникума (1988) стал для Георгия годом начала семейной жизни. Ирина — из соседней деревни Студенки. Окончила училище при знаменитом стеклозаводе «Неман» в Березовке. И там же работала. Но крестьянская жизнь взяла верх над «хрустальной». И слава богу! Они любили друг друга и были счастливы. От души радовались, когда хозяйство выделило им трехкомнатную квартиру (теперь они живут в отличном коттедже). Когда один за другим на свет появились сыновья (разница в их возрасте — год). Когда над их домом зажглась звезда полей…

Завели хозяйство. Свое — оно и есть свое. Подрастали дети, и в семье, пронизанной трудом, у каждого из них были свои обязанности по дому. Труд ускоряет взросление. И как знать, может быть, звездным часом сыновей Лихуты и были те жаркие лета, когда они работали на комбайне помощниками отца.

Кто–то мудро заметил: родители нужны детям, чтобы было кого любить. А дети родителям — чтобы было кем гордиться. У Лихуты всё так и есть. Оба сына окончили БНТУ. Старший — машиностроительный факультет. Младший — строительный. Сыновья Лихуты — достойные и уважаемые люди.

Одиннадцать лет Георгий Михайлович проработал на комбайне «Дон». И пятнадцать — на «Лексионе». И хоть не ставил он перед собой амбициозной цели — быть лучше всех, мастером стал подлинным. А его победы и взлеты — подтверждение тому. Не будь их, пожалуй, и поугасли бы краски жизни. Впрочем, пустых и бесцветных дней не было у Лихуты.

Чтобы иметь полное представление о человеке, надо знать, как он относится к другим людям. Что он любит, чем гордится и чему радуется. Так вот, к людям у Георгия Михайловича самое уважительное отношение. К настоящим трудягам, разумеется. К тем, кто беспощаден к лени, равнодушию и обману. Нет у него зависти и к хлеборобам, которые берут новые и новые высоты. Их победы радуют его.

А гордится Георгий Михайлович тем, что его родное хозяйство СПК «Городея» крепко стоит на ногах. Что люди за тяжкий труд получают достойные зарплаты. Что на улице Большой Лысицы можно часто видеть молоденьких мам с детскими колясками. Что в первом классе учатся не 3 — 4 ученика, а 15. Значит, быть селу и главному сословию государства — крестьянству.

На таких людях, как Георгий Лихута, наше село держится.

Леонид ЕКЕЛЬ,

«СБ. Беларусь сегодня».

 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.