МУЗЫ НЯСВІЖА

Поделитесь с друзьями
  •  
  • 32
  •  
  •  
  •  
  •  

400

* * *

Хто з нас, асабліва ў маладосці,

Не шукаў забавак і прыгод,

Дзіўнага, таемнага чагосьці?..

Мы усе, відаць, такі народ.

Толькі калі старасць

падыходзіць,

Робім для сябе мы адкрыццё:

Самай незвычайнаю прыгодай

Нашае з’яўляецца жыццё.

 

* * *

Яшчэ не вечар, яшчэ не вечар, —

Я неаднойчы сабе казаў.

Яшчэ наперадзе шмат сустрэчаў

І незавершаных важных спраў.

Яшчэ наперадзе шмат сцяжынак,

Яшчэ наперадзе шмат дарог…

І ўсё ж бываюць яшчэ хвіліны,

Калі так цяжка баліць нутро,

Кладзецца нейкі цяжар на плечы,

Жыццё становіцца, як турма…

Я суцяшаю: “Яшчэ не вечар…”

Але ж і сонца даўно няма.

 

* * *

Адбіраю вершы, як зярняты

Адбірае сейбіт прад сяўбой.

Я таксама — сейбіт і араты,

Не лічыце гэта пахвальбой.

Я хачу надзеяцца і верыць,

Мой чытач, хоць час цяпер такі:

Прарастуць не толькі на паперы —

І ў душы тваёй мае радкі.

Віктар ТРУСЕВІЧ.

 

* * *

Давайте забудем все горести года,

Не стоит о прошлом

тужить и роптать,

Увы, хоть не дружит с зимою погода,

Так хочется сказки счастливее стать!

 

Хочется верить: судьба не обманет,

Подарит любовь и душам тепло,

Обида и зависть в забвение канут,

А время тревог

с прошлым годом ушло.

 

Давайте зажжём

в сердцах наших свет,

Чтоб радости к нам

не идти в темноте,

Чтоб каждый вопрос

нашёл свой ответ,

А путь наш привёл

к долгожданной мечте!

 

* * *

Мы притягиваем счастье,

Коль оно у нас внутри.

Если на душе ненастье —

Ты не подходи к двери.

 

Мы притягиваем радость,

Если радостью живём,

Ощущаем жизни сладость,

Хвалу Богу воздаём.

 

Ну, а коль внутри обиды —

Быть обиженным не раз.

Стороной пройдут флюиды

И улыбка милых глаз.

 

Отражением вселенной

Мир внутри тебя живёт…

Не жалей монет разменных,

Что посеял — то взойдёт…

 

* * *

Долгими зимними вечерами,

Одиночество  пряча в сети,

Живя между двумя мирами,

Мы мечемся в выборе пути.

 

Нам хочется радости, света,

Понимания и тепла,

Но как трудно дождаться рассвета,

Непроглядна декабрьская мгла…

 

Где ж начало всего, где исток?

Может, год новый расскажет?

Подарит волшебный глоток,

Путь истины сердцу укажет.

 

* * *

Легко ли расстаться

с годом ушедшим?

Легко ли сказать, легко ли забыть?

Понять всех, на смену пришедших,

Всех, кого продолжаем любить?

 

Легко ли забыть весенние грозы,

Тёплых летних ночей торжество?

Обиды,  и горькие слезы,

И надежду на волшебство…

 

Но надо расстаться и освободить

Место для новых свершений.

Новый год к себе душу впустить,

И вперёд, не боясь прегрешений!

Виктор ХМАРУК.

 

Мир не для всех

Мир огромный, бесконечный,

Когда я тебя постигну?

Как река, ты быстротечный,

Я в твоем потоке сгину.

Каждый что-то здесь желает,

Тот нормальный, тот с приветом,

А кто жизни благодарен,

Тот счастливый в мире этом.

Николай ЯРОШЕВИЧ.

 

* * *

Зіма прыйшла так нечакана,

Так хутка ўзвеялі завеі,

Што лапкі елачак рахманых

Ад нечаканасці здранцвелі.

І пазіраюць са здзіўленнем

Праз замець белай цішыні:

— Як праглядзелі мы імгненне

З’яўлення матухны-зімы?

 

* * *

Спыняе дзень свой хуткі бег

І так пяшчотна, так старанна,

На глебе лужыны, бы раны,

Як бінт, хавае белы снег.

І беллю свеціцца абшар,

І ў цішыні застыла голле,

Не мерзне —

дрэмле наваколле

Ў чароўным сне зімовых мар.

У харастве спачылі дні,

І больш не точыць сэрца скруха.

І толькі чуйна ловіць вуха

Напеў зімовай цішыні.

Соф’я ЛЮБАНЕЦ.

 

Этюд

с иностранными словами

Я совершаю променаж.

Ах, восхитительный пейзаж.

И был бы милым антураж,

Но только очень жмёт корсаж.

Здесь вскоре будет весь бомонд.

Ну а пока один виконт.

И просит этот кавалер,

Чтоб я пошла на адюльтер.

Он говорит, что я «шарман».

Чертовски милый донжуан.

Но я крепка, как бастион.

В элите главное бонтон!

— Виконт, какой сегодня бриз…

— Что-что? Какой ещё сюрприз?

Решили мой поднять бюджет?

Здесь диамант или дублет?

Мы с вами снова визави…

Не говорите о любви!

Похоже, вы вошли в кураж,

Но у меня свой авантаж.

Я поправляю декольте:

— Да, времена пошли не те.

Вы обещали мне колье.

Не нужно лишних слов, месье.

Кончайте эту канитель.

Мой муж просил вас…

на дуэль.

Я адъютантов позову

На ваше с мужем рандеву.

Он там устроит вам «дебош».

Похоже, вас прошибла дрожь?

Не нужно делать антраша.

Мы всё обсудим не спеша.

Сейчас я сделаю анонс:

Мой муж сказал, что вы альфонс.

И этих ваших клятв каскад

Всего лишь только маскарад.

Сказал, что вам порвёт жабо.

А вам, виконт, видать, слабо…

Супруг сказал — мораль строга

И не идут ему рога.

Ну что же, нужно

мне спешить…

Пора и графа навестить.

 

* * *

Я ухожу неслышным шагом,

Скользя по гулкой мостовой.

Я мщу за то, что нам не надо

Одной любовью жить с тобой.

Я одолжила мрак у ночи,

Чтоб растворяться в тишине

И мстить за то, что ты не хочешь

Тихонько в сон прийти ко мне.

Я мщу за то, что сердце плачет,

Как луч разбитый в витраже…

Не знала я, как много значит

Любовь, погибшая уже.

Лилия КРУТОВА.

 

С Новым годом!

Уходит в вечность старый год.

Декабрь черту подвел и снова

Вослед ему январь идет,

И начинается Год Новый.

Еще один рубеж долой,

С вершины катимся обратно.

Пусть осень будет золотой!

Пожили мы, ребята, знатно!

Все времени подчинено,

И мы в его могучей власти.

Его не остановишь… но,

Попробуем сопротивляться,

Чтоб добрые дела творить,

И созиданьем заниматься,

Любить, дружить, дерзать и жить,

Как будто нам всегда семнадцать.

В год Новый подведем итоги,

Что получилось, а что нет,

И сделали как будто много,

И оградил Господь от бед.

Поднимем за столом бокалы,

За мир, здоровье и удачу,

Чтоб было добрых дел немало

В году, который только начат.

И с каждым годом цену жизни

Мы понимаем все сильнее.

Не будем чахнуть, ныть и киснуть,

Лишь так невзгоды одолеем.

Спасибо Богу за года,

За то, что мы еще при деле,

И дух здоровый пусть всегда

Присутствует в здоровом теле.

И чтоб сподобил Бог пожить

И видеть небо, солнце, пламень,

И песни петь, и в лес ходить,

И шашлыки вкушать с друзьями.

 

Январь

Да, это вам, ребята, не в Крыму!

От холода буквально крыша едет.

Теперь я понимаю, почему

Зимой предпочитают спать медведи.

Мороз терзает днями и ночами,

И кажется, что леденеет кровь.

И звезды стали выше с небесами.

Когда ж, тепло, ты возвратишься вновь?

Мороз чуть отступил —

колючий ветер,

Мне снежной дробью норовит в лицо.

Всё это надоело мне, поверьте!

Но надо подниматься утрецом

И заняться текущими делами,

Не глядя ни на снег, ни на мороз,

И, подкрепившись летними дарами,

Тянуть и дальше свой житейский воз.

О, Господи, как здорово весною!

И летнее тепло нам тоже кстати.

Но как же плохо зимнею порою!

Я не люблю холодные объятья.

Страдаю я от недостатка света,

И ночи длинные — не для меня.

А солнце, и тепло, и краски лета,

Бодрят, волнуют, радуют, пьянят.

Наверно, ген какой

из прошлых жизней,

От предков южных памятку храня,

Январь воспринимает так капризно,

Ввергая в скуку и печаль меня.

И Лондона читать я не хочу,

Где пишет он про вьюгу и про холод.

Терплю, терзаюсь, мучаюсь, молчу

И чем-нибудь ищу заняться повод.

А может, я с годами стал ворчун,

Бледнее мир, трава не так зелена,

Но я сознаться в этом не хочу

И жду весну среди зимы студеной.

 

Люты

Вось з усходу вецер пакрысе

Хмаркі ў шлях далёкі адпраўляе.

Сонейка засвеціцца, заззяе,

К нам мароз надоўга прынясе.

Неба сіняе, халоднае і стылае,

Правады пад інеем дрыжаць,

Іскры снежныя на сонейку блішчаць,

Ды мароз — і гэта ўсё няміла нам.

І, як звер, тады лютуе люты,

Не знаходзім ад марозу спасу,

Нават роспач надыходзіць часам.

Здэцца, што не кончацца пакуты.

А дзянькі даўжэюць і даўжэюць,

Вось ужо і Стрэчання чакаем.

Сонейка  на лета павяртае,

Марозы ўсё не гэтак прыціскаюць…

Сонейка ўздымаецца  вышай,

Масленіцу з вамі сустракаем,

І ядзім бліны, вясну гукаем,

Што нясе цяпло да неба краем.

 

Напутствие

Почему же так из века в век

Ум у нас за возрастом шагает?

Так устроен Богом человек,

По-другому просто не бывает!

Мы берем в себя до тридцати

То, чего достичь сумели предки,

А потом должны свой вклад внести,

Чтобы им воспользовались детки.

Если эти истины простые

С материнским молоком усвоил —

Не пропали годы молодые,

Будешь человеком, не изгоем.

И коль в стараньях далеко пойдешь,

В копилку предков

свой кирпич отправишь,

То место в жизни нужное найдешь,

А может, и Отечество прославишь.

Есть у тебя два-три десятка лет,

Чтоб утвердить себя на белом свете,

Потом «ручной» режим, авторитет,

И зрелой жизни налетевший ветер

Захочет вас отправить в никуда,

Подальше от забот и от хлопот,

А проще — в пенсионные года.

А значит, осмотрительнее будь,

Чтоб след хороший на земле оставить.

Старайся делать добрые дела,

тихонько, молча, не прося награды

И не стуча во все колокола.

Лишь в этом мудрость

жизни и вся правда.

Анатолий ОРЛОВСКИЙ.

 

Дзяцінства

Што згубіў я

з дзяцінствам адразу?

Спазнаць — не магу, не умею.

А згубіўшы агулам

і разам —

цяпер-то змагу —

разумею.

 

Накавальня жыцця

б’е так моцна!

Дажджом можна зараз адмыцца?

Але дождж

так вурчыць

нешта злосна:

цяпер мне ўжо з ім

не здружыцца.

 

Вецер з прыкрасцю

гойдае голле:

лістоты згінае чародкі.

Раней поле было,

як раздолле!

А стала —

бы кшталту каробкі.

 

Не паспееш з вачыма з’яднацца —

ты згубіш сцяжыну святую.

Я прадоўжыў з сабою змагацца:

Сцяжыну?..

Хто скажа —

якую?

 

Жыццё нешта зноў збудавала:

нябачныя кратаю вежы.

Юнацтва,

калі існавала —

хто скажа —

то дзе яго межы?

 

Існаванню так хочацца зліцца

разораю дальняга мыса.

Я згубіў куды больш

за дзяцінства:

згубіў —

дзе падведзена рыса.

 

І шукаю я зноўку

да скону

машынай,

згубіўшай запраўку,

куды знікла

надзеі заслона

ад явы пякучай,

няпраўды.

 

Смачны верш

Яна прасіла прабачэння,

А ён сядзеў і еў пячэнне.

Яна шаптала: «Я кахаю» —

А ён зрабіў, нарэшце, чаю.

Яна крычала: «Ўсё абрыдла!» —

А ён дастаў тады павідла.

Затым ёй стала раптам смешна,

Калі ён гатаваў яешню.

Яна глядзела ў яго вочы,

А ён да ежы быў ахвочы.

Яна хацела — пра пачуцці,

Каб іх памацаць і адчуць іх,

Хацела, каб яе пачулі,

І каб не елі толькі «куляй».

І біліся тады талеркі,

Калі ён даядаў цукеркі.

Аб чым шапталі яе вусны,

Як ён сядзеў, жаваў капусту? —

Ён і не чуў, а моцна хрумаў,

Што яшчэ з’есці, толькі думаў.

 

 

Нібы рэгуліроўшчык:

мінак падказвае

дарогу мінаку.

 

У наш час,

куды прасцей

паставіць у тупік чалавека,

сказаўшы праўду,

чым наадварот.

 

На досвітку прачнуўся.

Рана.

І разумею:

рана бегчы,

смяяцца, плакаць,

жыць…

Глядзець у столь —

таксама рана.

Расплюшчыў вочы —

лічу дажджынкі крана.

 

Нарэшце прахалода.

Дзеці рукі далонямі

скіравалі ў неба:

раздае пазыкі дождж.

Андрэй КОЗЕЛ.


Поделитесь с друзьями
  •  
  • 32
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.