История семьи — история страны

Поделитесь с друзьями
  • 25
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

паэзія

По счастливой случайности,  близкие нам люди переслали моей сестре и мне статью о священнике из д. Лань отце Василии Ивановиче Воллосовиче, которая была опубликована в «НН». Она доставила нам много радости. Дело в том, что отец Василий — родной брат моего дедушки по линии мамы, отца Александра Ивановича Воллосовича, погибшего мученической смертью в Колдычевском лагере смерти в 1944 г. за связь с партизанами. Родной сын отца Александра из деревни Иодчицы Дмитрий Александрович Воллосович и его невестка Татьяна Петровна Воллосович (Лукашевич) во время Великой Отечественной войны находились в партизанском  отряде. Благодаря силе пастырского благословения произошло чудо. Обреченная на смерть 16-летняя девушка из г. Барановичи Валентина Антоновна Извекова перед расстрелом подбежала к моему дедушке отцу Александру и попросила его: «Батюшка, благословите меня на смерть!» В ответ на это отец Александр ответил: «Деточка, благославляю тебя на жизнь!» Расстрелянная, она ночью единственная выползла из огромной могилы и осталась в живых. Самого дедушку фашисты и их прихлебатели держали в тюрьме, в подвал которой накачивалась вода для пыток узников, потом расстреляли. Я видел остов этой тюрьмы. Там теперь вверху растут деревья…

У отца Александра и отца Василия был еще один брат — Киприян Иванович Воллосович, который тоже окончил духовную семинарию, но впоследствии работал военным ревизором на Либаво-Роменской железной дороге. Киприян Иванович провел свое детство и юность в д. Лань. В 1896 г. он женился на младшей доче-     ри Татьяны Осиповны Малевич (Мякота по мужу), бабушке Максима Богдановича, Анне Афанасьевне Мякота (Малевич). Они после венчания (кажется, в г. Несвиже) сразу же забрали к себе Татьяну Осиповну, которая прожила в семье Воллосовичей до самой смерти. О дедушке Киприяне Ивановиче Воллосовиче сказано много теплых слов в статье И.П. Крень «Ганна, сястра Максіма», опубликованной в журнале  «Полымя»  № 2 за 1992 г. У Ивана Киприяновича и Анны Афанасьевны Воллосовичей родилась  дочь, легендарная Анна Киприяновна Воллосович-Грязнова, моя тетя. Она посвятила творчеству Максима всю свою жизнь, написала воспоминания о своем брате (Марылька, мать Максима,  и Анюта, жена Киприяна Ивановича, были родными сестрами), переписывалась почти со всеми белорусскими писателями, читали их произведения на белорусском языке. Особенно она боготворила Янку Брыля и Алеся Бачило. В 1968 г. она приезжала в д. Лань. Привозили ее туда ее любимые «беларускія пісьменнікі» Владимир Короткевич и Михась Стрельцов.

Внучка Анны Киприяновны  Наталья Владимировна Сорока разыскала в 2012 г.  через интернет мою сестру, народного учителя Республики Беларусь   Валентину Георгиевну Гахович (Хильтову). У нас завязалась переписка. Я с трепетом  в руках держал ее письма, фотографии из ее семейного альбома. И вот в конце августа-начале сентября 2012 г. состоялась долгожданная встреча с Натальей Владимировной  в г. Минске.

Наталья Владимировна задалась целью составить родословную Воллосовичей.  в 2011 г. она  приезжала в д. Лань, посетила могилы предков, сфотографировала могилу отца  Иоанна Воллосовича — отца  наших трех дедушек, дом, в котором жил отец Василий Иванович Воллосович со своей  семьей. Он прекрасно сохранился. В этом доме встречались моя мама Лидия Александровна Воллосович и белорусский поэт-романтик, композитор  и художник Сергей Михайлович  Новик-Пеюн. О их трогательной  любви можно писать много. Письма моей мамы к С.М. Новику-Пеюну сохранил профессор Иосиф Стабровский, бывший директор Слонимского музея. Копии этих писем, переписанные собственной рукой, а также стихотворение, посвященное моей маме, С.М. Новик-Пеюн передал мне. Обстоятельства сложились так, что их пути разошлись. С.М. Новик-Пеюн был арестован польскими властями и отправлен в тюрьму в г. Свеце над Вислой. После возвращения из ссылки С.М. Новику-Пеюну не разрешили вернуться в родную д. Леоновичи. Он был отправлен в г. Слоним. На приглашение моей  мамы встретиться с ним он ответил, что не может приехать, т.к. у них «идут дожди». Он имел ввиду аресты, а он не хотел  подвергать мою маму, его дорогую Лидочку, опасности. Но пути Господни неисповедимы. За связь с партизанами были  арестованы мой отец  Георгий Александрович Хильтов, моя  мама Лидия Александровна Хильтова (Воллосович)  (г. Клецк) и мой дедушка Александр Иванович Волоссович (д. Иодчицы), а также мой дядя отец Николай Александрович Хильтов и моя тетя, жена отца Николая Наталья Ивановна Хильтова (Новицкая)   (д. Блячин, теперь Садовая). Все они попали в Колдычевский лагерь смерти, туда же были переведены из Барановичской тюрьмы Сергей  Михайлович Новик-Пеюн и его жена Людмила. После нечеловеческих пыток, после прибытия С.М. Новика-Пеюна в Колдычево, моя мама, несмотря на угрозы эсэсовцев, разыскала Сергея Михайловича,  и они встретились после долгой разлуки, чтобы потом расстаться навсегда. Перед расстрелом моя мама и жена Сергея Михайловича попали в одну группу и погибли мученической  смертью в ночь с 1 на 2 июля 1944-го, в момент ликвидации Колдычевского лагеря смерти. Мученической  смертью погиб и мой дедушка Коля (его фашисты привязали к железной кровати и сожгли живым). Перед смертью он просил товарищей: «Поставьте хоть крест на моей могиле!» Об этом рассказывал  мне С.М. Новик-Пеюн. Тетя Наташа была расстреляна фашистами еще до прибытия С.М. Новика-Пеюна в Колдычевский лагерь смерти. В семье Новицких родился сын, который впоследствии прославил Беларусь. Он стал академиком, профессором и ректором Варшавского  университета. Да простит меня Господь, что я открываю эту тайну. Это знаменитый академик Карский. Дочь его жила в Москве. Академик Кар-ский приезжал из Варшавы в Блячин (теперь д. Садовая), где он отдыхал и трудился, благо усадьба Новицких выглядела очень красиво: цветущие сады, аллея из сирени, акации перед домом, рядом прекрасный парк и ручей.

Хочется еще сказать, что именно благодаря С.М. Новику-Пеюну мы узнали страшную правду о трагедии, постигшей нашу семью. В Колдычевском лагере смерти верховодили наши соотечественники. Многие из них — из Клецкого района. Так, например, комендантом лагеря был Николай Калько (это он разбил Сергею Михайловичу нижнюю челюсть во время допроса). Он отдавал команды на польском языке. С ним в 6-м классе училась в д. Лань  моя тетя — будущая партизанка Воллосович (Лукашевич, д. Иваново). Это она вынесла из-под носа у фашистов  из квартиры бургомистра г. Клецка в партизанский отряд 2 затвора для винтовок, что в партизанских условиях изготовить было  невозможно. Самое интересное, что ее до окраины г. Клецка  проводил полицай, с которым  она когда-то вместе училась. Но он ничего не заподозрил.

В семейном альбоме Воллосовичей хранились фотографии двух высокопоставленных священнослужителей. Тайну одной из них разгадала Наталья Владимировна. На фотографии изображен родной брат жены отца Василия Александры Стефановны Страхович Иосиф (Осип) Стефанович, который был протоиереем Собора Зимнего Дворца Его  императорского Величества Николая II. Тайну второй фотографии разгадал я. На ней изображен  высокопреосвященный архиепископ Минский и Туровский Михаил, возглавлявший Белорусскую  православную церковь с 1899 по 1912 гг. Остается разгадать, кто  изображен  сидящим рядом с князем Антонием Альбрехтом Радзивиллом. Кто из Воллосовичей? Мне в нашей библиотеке  разыскали книгу А.А. Метельского «Владельцы старого Несвижа». В ней на стр. 137 — 140 содержатся сведения о            князе Антонии Альбрехте Вильгельме Радзивилле. А вот кто из Воллосовичей в епископском сане  сидит рядом  с князем Ра-дзивиллом, остается пока тайной. Может быть, об этом знает автор статьи об отце Василии? Остается также загадкой, где находится семейный альбом, принадлежавший дочери отца Василия Юлии Васильевне Галего (Воллосович). Его видели  супруги Коконовы, которые досматривали ее последние годы жизни и хоронили в 1977 г., затем они ( с их слов) передали альбом в церковь. Но церковь, по словам нынешнего настоятеля  церкви в д. Лань отца Василия, с 1962 по 1990 г. была закрыта: «Может быть, кто-то и сжег альбом, но остается надежда, что что-то хранится в Несвижском историко-краеведческом музее или Ланской  библиотеке».

Следует добавить, что у родного брата отца Иоанна Васильевича Воллосовича Адама был сын Константин Адамович Воллосович, который впоследствии стал крупным ученым-геологом и полярником. В Национальной  библиотеке Республики Беларусь есть ряд статей о нем: «По следам мамонтов», «Сцежкамі мамантаў»,  «Знаўца мамантаў». Сын К.А. Воллосовича Константин также работал геологом на европейском Севере.

Будучи в литературном музее Максима Богдановича, я попросил показать мне воспоминания Натальи Владимировны Сорока о ее бабушке Анне  Киприяновне Воллосович. Я с упоением читал их. Но это был машинописный вариант. И я предложил сотрудникам музея опубликовать их. К моему удовлетворению, они вскоре были опубликованы  в журнале “Неман” № 11 за 2013 г. Когда-то Анна Киприяновна  говорила о своей внучке: «У Наталии душа Максима, она  слышит, как растет трава». К сожалению, огромная трагедия постигла Н.В. Сорока, как раз в этот день, когда она приехала из Краснодара к И.П. Крень. Кто-то запустил петарду, и в огне погиб ее муж, врач от Бога, и сгорело их имущество. Слава Богу, что Наташа еще не успела забрать к себе бабушку, которая тогда  жила у своего сына Николая в Нижнем Новгороде. Умерла тетя Аня накануне  Нового 1975 года. Хоронили ее под звуки «Зоркі Венеры».

Николай ХИЛЬТОВ,

г. минск.

 


Поделитесь с друзьями
  • 25
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.