Материнское сердце

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В агрогородке Лань живет удивительная женщина, которой уже без малого 90 лет. Зовут ее Августина Николаевна Дашко. Она заслуженный работник культуры, более 30 лет проработала заведующей Ланской библиотекой, в далеких 60-х годах участвовала во Всероссийском слете работников культуры, получила медаль и грамоту из рук Екатерины Фурцевой, в то время — министра культуры Совет-ского Союза, является ветераном труда. Ясный взгляд, добрая улыбка, необычайно душевный голос. Она любит вспоминать свое детство, юность, которые пришлись на военные годы.

Эти воспоминания Августины Николаевны я и хочу сейчас привести:

«Зима 1944 года заканчивалась. Меня, пятнадцатилетнюю девочку, война застала на Украине. Я со своей матерью жила в Донбассе на небольшой железнодорожной станции Воскресеновка. Война медленно вступала в завершающий этап. Советские войска гнали оккупантов. Вместе с фашистами отступали и их союзники.

Я хорошо помню этот день. Мама утром, взяв небольшую одноколесную тачку, отправилась на станцию, чтобы раздобыть немного угля и прогреть наше хилое жилище. Ближе к обеду по дороге потянулись подводы. Их было много, целый обоз. Это были итальянские солдаты, которые воевали на стороне Гитлера. Вид у них был уже не мужественный и не победный. Они сидели на подводах, подняв воротники шинелей, закутавшись шарфами и платками. Мне они напоминали нахохлившихся воробьев. Подводы ехали более трех часов. Мы с сестрой сидели у окошка и смотрели на них. А мамы всё не было. Она вернулась ближе к вечеру. Вкатив тачку во двор, заперев ворота, позвала нас. Мы думали, что она позвала нас, чтобы мы помогли разгрузить уголь. Но вместо угля в тачке лежал человек. Это был совсем молоденький, лет двадцати, солдат. Он что-то бессвязно бормотал на непонятном нам языке. Мама объяснила, что это итальянец, что он очень сильно простужен. Она его нашла возле станции лежащим на дороге. Итальянского солдата свои же оставили умирать.

Итальянец остался у нас. Мы его прятали от соседей. Мама ухаживала за ним, лечила, кормила, делила скудную еду между своими детьми и им. Когда молодому итальянцу немного стало легче, он подолгу наигрывал на губной гармошке мелодии. Мне особенно нравилась одна. Позже, уже став взрослой, я узнала, что это была «Санта Лючия». Прожив у нас три недели, солдат уехал с очередным обозом. На прощанье итальянец, встав на колени, целовал руки нашей мамы, мне подарил свою губную гармошку. Мама прочитала молитву и перекрестила его на дорогу. Как сложилась судьба парня, я не знаю. Сейчас его, конечно, уже нет на свете. Мне самой уже 88 лет, но иногда во сне я слышу мелодию, которую наигрывал молодой итальянец — знаменитую итальянскую «Санта Лючию».

Давно на этом свете нет и моей мамы. Я часто думаю о том, какой великодушной и доброй женщиной была она. Ведь прятать и лечить чужого солдата в годы войны было опасно. Не каждый человек понял бы ее поступок. Мамино сердце было милосердным даже для врага».

От рассказа Августины Николаевны у меня на глазах навернулись слезы. Каким же всё-таки добрым, милосердным может быть материнское сердце. Давайте же и мы будем с вами помогать друг другу, прощать обиды и делать добро, тогда и мир станет добрее.

Елена ЛЕВАНЧУК,

учитель русского языка и литературы ГУО «Ланский учебно-педагогический комплекс детский сад-средняя школа».

 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.