Спасительный «Байкал»

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

«Байкалом» местные жители называют  пруд в районе улицы Ленинской и Несвижской вдоль  Рудавского кладбища. Он узкий и длинный, как настоящий Байкал. Так вот, уже больше шести  месяцев, как наш «Байкал» стал местом, где я с моей женой Татьяной растили диких уток.  Ну, а теперь всё по порядку.

В десятых числах июня, как-то под вечер, жена пришла с улицы и говорит, что дикая утка с птенцами пытается перейти ул. Ленинскую, чтобы добраться до озера, это на другой стороне дороги. Я вышел во двор и увидел стаю утят-комочков, которые шли за уткой по траве к проезжей части дороги. Какой уверенностью надо было обладать утке, чтобы вот так, среди белого дня, среди людей, машин вести свое потомство к воде! Видно, это был миг отчаянья. Я понял, что ей не справиться с этим и попросил соседа помочь. Мы поймали малышей, которые сбились в кучку в траве, и перенесли через дорогу к воде. Мама-утка, покружив над нами, села на воду и тревожно закрякала, зовя детенышей. Почувствовав воду, малыши быстро поплыли за мамой. Мы были рады, что помогли утке, особенно радовалась внучка соседа — она лично несла одного утенка и отпустила его в воду.

Оказывается, канава за военкоматом на ул. Партизанской, в   которой утка вывела своих птенцов, пересохла и мама-утка, спасая  птенцов, решилась на  такой шаг. Стоит отдать должное материн-скому инстинкту братьев наших меньших. Через дней 10 — 12 мы с женой решили пройтись по берегу «Байкала» и посмотреть, как поживают птенцы. Взяли полбатона и пошли. По пруду плавали домашние гуси и утки, сидели рыбаки. В самом конце пруда мы увидели утку с одним детенышем. Возник вопрос: а где  остальные семь? Неужели погибли? Я был расстроен, очень жалко столько птенцов. Мы с женой попробовали покормить уток, бросая  кусочки батона в воду. Утка с опасением отнеслась к нашим действиям, но когда мы немного  отошли, подплыла и стала есть, малыш тоже  попробовал, наверное, ему понравилось. Расстроенный, я пришел домой и рассказал соседу о нашей  неудачной спасательной операции.

Мы начали ежедневно ходить подкармливать своих  подопечных. Через неделю птицы уже смело подплывали к нам и ели принесенный батон. Жена предложила их кормить, как домашних гусей и уток — вареной картошкой с крупой. Такой корм пришелся уткам по вкусу. На берегу у самой воды на доску я разложил корм, утки с аппетитом съели. Вот так каждое утро  и вечер мы начали ходить  кормить «свой» выводок.

На мое громкое «Утки, утки, утки» птицы плыли к месту кормления. Птенец быстро подрос и первым подплывал к «столу».

Однажды утром недалеко от места питания наших питомцев под кустом я заметил утку с семью малышами, правда, уже подросшими. Ведь прошло около трех недель. Значит, они не погибли, выжили. Теперь надо было приучить новых питомцев к приему пищи. Начали с батона, бросая его из-за куста, чтобы не пугать уток. Получилось. Через неделю птицы уже смело клевали батон, а  потом мы тоже приучили их к «столу», правда, отдельно от первых двух. Утром и вечером  каждый день мы носили еду своим питомцам. Скажу честно, было приятно, что ты можешь кому-то помочь выжить в этом мире. Птицы, заслышав «Утки, утки, утки», дружно плыли к месту кормления, каждая стая — на свое место. К концу июля они стали большими, красивыми птицами. Я даже начал опасаться, не стали бы они добычей «доброжелателей», которых на берегу «Байкала» было достаточно. Однажды утром в стае из восьми  уток оказалось семь, я заволновался: неужели кто-то поймал или убил одну? На ужин были все. Наверное, мама-утка летала в разведку на поле, где после уборки зерновых они также питаются. Мы продолжали кормить  своих питомцев, ожидая, что в  августе утки обычно улетают на большие водоемы. Так и случилось 12 августа. Под вечер мы с женой пришли кормить птиц. Вдруг они дружно  взлетели, сделали над нами два круга, словно благодарили за спасение и помощь, и дружно улетели в сторону озер. Нам было жалко расставаться с нашими питомцами, ведь и мы к ним привыкли. На нашем попечении остались еще две утки — первые из прирученных — появилась и еще  одна стая: мать с пятью малышами — какой-то запоздалый выводок. Правда, эта малышня была уже подросшей и быстро начала расти на картошке с крупой. К сентябрю взрослые утки — те, которые остались, — улетели, правда, без прощания, а великолепная пятерка продолжала расти. 28 ноября я их покормил последний раз и больше не видел. Надеюсь, что всё у них будет хорошо и весной они вернутся к нам опять.

Леонид ЛУКАШИК,

г. Несвиж. 

 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.