Открытие веков

Поделитесь с друзьями
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

015

Аналогичной реставрации еще не проводили во всей Восточной Европе! Работая в костеле Божьего тела (Фарном) в Несвиже, даже самые опытные специалисты не раз приходили в изумление. Сперва сенсацией стали уникальнейшие многовековые фрески, обнаруженные на стенах храма, а потом…

Выжившее чудо

Если раньше несвижане спешили показать приезжим Радзивилловский замок, то с недавних пор ведут гостей к стенам костела. И в первую очередь обращают их внимание даже не на сам храм, а на еле заметные издалека фрагменты фресок XVI века, раскрытые реставраторами на фронтоне главного фасада.

Первые исследовательские зондажи (снятие штукатурного слоя) выполнены специалистами еще в 2010 году, но только  весной 2016-го зоркому глазу «лекарей старины» открылось нечто невероятное. Оказывается, белоснежный нынче фасад Фарного костела был целиком покрыт так называемыми ковровыми росписями! Об этом свидетельствуют открытые элементы, относящиеся к XVI—XVIII векам. Художественные композиции на одном из боковых фасадов сохранились, представьте, почти на  80 %! Подобных храмов нет не то что в Беларуси — во всей Европе!

Специалисты из ОАО «Белреставрация» (генподрядчик проводимых работ) уверяют, что в их практике такое встречается впервые. Удивляет как уникальность росписей (а там целые полотна!), так и тот факт, что они смогли сохраниться до наших дней. Как это возможно?

— За свою историю Несвиж выдержал несколько осад русских войск, из них одну — после поражения Наполеона в войне 1812 года, — рассказывает заместитель гендиректора ОАО «Белреставрация» Александр Климашонок. — В свое время XI ординат несвижский Доминик Радзивилл примкнул к армии Наполеона. В отместку за это русские войска разграбили замок и разрушили строения с ра-дзивилловской символикой. Ими было полностью уничтожено здание уникальнейшей архитектуры — иезуитский коллегиум в Несвиже. Есть предположения, будто ксендз, служивший тогда в Фарном костеле, боялся, что от вражеских сабель может пострадать и храм, фасад которого с обеих сторон был украшен фресками с геральдикой рода Радзивиллов. Поэтому он наскоро оштукатурил и забелил все стены снаружи, и в таком виде храм простоял вплоть до наших дней.

 

 

факт

На время реставрации проход вокруг здания  костела

перекрыт, но художники показали мне снимки,

где видны уникальные фрагменты композиции

на фронтоне северного фасада:  фигура Матери Божьей, у ног которой — очертания ангелочков.

 

 

Пальцем

в небо?

Восстанавливать прежний вид храма с такой богатой историей было непросто. Требовалось подробное его архитектурное описание. Специалисты подняли всевозможные архивы Польши и Литвы в надежде найти более точное изображение несвижского костела XVI века, но безуспешно. Ни в одном источнике нет информации о том, что стены храма снаружи украшала роспись. Обнаружить это помогла случайность.

Когда реставраторы сделали пробный зондаж на фронтоне главного фасада, под наружным слоем штукатурки прояснилось пятно яркого красного цвета. Художники срочно вызвали на объект коллег и аккуратно, скальпелями, открыли маленькие фрагменты росписей. И сразу поняли: некоторые фасады, например, главный, целиком покрыты росписями.

— Неужели и вправду всего по одному маленькому раскрытому фрагменту можно определить, что он — часть целой картины под штукатуркой? — интересуюсь у Александра Климашонка.

— Для опытных реставраторов это обычное дело, — улыбается тот. — А вот начинающему нужно минимум 5 лет, чтобы постичь азы профессии. Со временем у наших художников-восстановителей вырабатывается так называемая чуйка. Над раскрытием штукатурки на объекте в Несвиже работают реставраторы с 10-летним опытом и более, так что они смогли быстро сориентироваться.

— А как происходит сам момент открытия?

— Изучив архивы, мы примерно представляем, в каких местах можно обнаружить старинный элемент. Там и делаем зондаж. Продолжаем дальше понемногу снимать слой штукатурки. Если ожидания оправдываются, эмоции бьют через край, обсуждаем, откуда и как это могло здесь появиться.

— Наверное, хочется сразу как можно быстрее открыть целую картину?

Тут к разговору подключается художник-реставратор первой категории Александр Тарасик, стаж которого около 40 лет:

— Несомненно, любопытство не угасает. Но его всегда нужно сдерживать. Сразу полностью открывать фреску нельзя ни в коем случае! Ведь, возможно, под штукатуркой она находилась несколько веков, и если мы вмешаемся, целостность может нарушиться. А наша задача — сохранить ее для будущих поколений. Этому я стараюсь научить и молодых коллег. Лишь тогда, когда открыт достаточно большой фрагмент многовековой композиции, его можно консервировать, чтобы максимально скрыть переходы с фрагментами, которые мы раскроем в будущем.

 

 

 

 

Общая концепция реставрации костела

Божьего тела (Фарного) в Несвиже — вернуть ему облик XVIII века, сохранив на фасаде

найденные фрагменты росписи XVI века.

Уже практически отреставрирована апсида. Если присмотреться к орнаменту вдоль

примыкающего выступа здания, видно,

что один фрагмент чуть темнее остальной

части рисунка. Этот переход сохранили

специально, чтобы подчеркнуть разницу

между древним, пятивековой давности,

 и дорисованным в этом году фрагментами.

 

 

 

Многоликие стены

Уже сейчас известно, что часть обновленного фасада будет перекрашена. При более доскональном обследовании обнаружилось, что в XVIII веке цвет храма был теплого оттенка белого. Его название — сиена-60. Скорее всего, обычный человек даже не заметит различия с тем белым цветом, в который храм был вы-крашен последние годы.

До апреля работы по восстановлению облика костела Божьего тела (Фарного) в Несвиже приостановлены. Чтобы продолжить реставрацию, необходимо дождаться благоприятных погодных условий, с температурой воздуха не ниже 8—10 градусов тепла. Сейчас штукатурка XVI—XVIII вв. покрыта укрепляющими составами, а древние фрески защищены пароизоляцией.

За что реставраторы получили

благодарность

от Митрополита

Минско-

Могилевского

Архиепископа

Тадеуша

Кондрусевича?

Долгое время купол Фарного костела в Несвиже украшал единственный в Беларуси мальтийский крест XVI—XVII вв., позолоченный гальваническим, а не сусальным методом. Во времена атеизма по этому кресту стреляли. По предложению нынешнего ксендза реставраторы согласились оставить этот символ веры как память об испытаниях, выпавших на долю храма за его многовековую историю. Когда крест сняли с купола, из него пришлось вытаскивать пули. После чего артефакт был выставлен на обозрение в самом костеле. А купол храма украсила отчеканенная точная копия. Митрополит Тадеуш Кондрусевич был восхищен воплощением идеи  — сохранить память о тяжелых временах для верующих — и освятил вместо одного креста два.

Вероника ЦВИРКО,

«МП».

 


Поделитесь с друзьями
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.