Так мы жили…

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

паэзія

Произошла эта история давно. В каком году, уже не вспомнить, известно только, что простую рубаху тогда можно было купить за 6-7 рублей, да поллитра вина в нашем поселковом магазине обходилось в рубль с копейками.

Магазин находился в центре рабочего поселка, было там всегда многолюдно, все последние новости района моментально распространялись среди жителей. Все знали, кто в какую смену работает, какая обстановка на заводе, кто и куда отбыл в командировку, какой гость и откуда пожаловал к соседу.

Встретились в магазине три мужика. Вместе работали на предприятии, хорошо знали друг друга, жили недалеко, по соседству.

Люди были они уважаемые в коллективе, относились к числу ИТР, двое из  троицы — семейные, один — холостяк. По какой причине решили они выпить — история умалчивает. Ну, короче, сообразили на троих, что называется. Решили зайти в ближайший дом одного из этой компании. Да и жена была на работе, не могла помешать.

Хозяин достал из холодильника нехитрую закусь, поставил стаканы. Мирно пошел разговор после первого стакана, хозяин уже хотел раскупорить вторую бутылку, стоявшую под окном на полу, как вдруг увидел через окно забегавшую в его дворовую калитку женщину. Была она вне себя от злости, хозяин это  почувствовал даже у себя в комнате.

— Иван, кажется, твоя благоверная решила испортить нам мероприятие, — произнес хозяин и кивнул в сторону окна. В окно было видно, как женщина метнулась к крыльцу, послышался настойчивый грохот в дверь, тут же зазвонил звонок.

— Где спрячемся? — промолвил встревоженный Иван.

— Вот еще, в своем доме от кого-то хорониться будем, — ответил хозяин и деловито начал открывать вторую бутылку.

Иван мрачно посматривал то на окно, то на хозяина. Гардина и шторы на окне положение спасали не полностью.

— Да не дрейфь ты, я дверь на  ключ закрыл.

Иван нервно дергался на табуретке.

Отвлекаясь от этого действа, скажу, что женщину эту в поселке хорошо знали, слыла она как особа взбалмошная и вспыльчивая, в суть вещей, происходящих вокруг, мало вникающая. Компания понимала, что ее ждет, если женщина прорвется в дом. Муж ее, Иван, наоборот, был очень спокойный, рассудительный мужчина. Работал он мастером на производстве, смена, которую он возглавлял, числилась в передовиках. В общем, человек был хороший, доброжелательный, в плохих поступках не замеченный. Тем временем, шум во дворе не прекращался. Крики и визг были хорошо  слышны в комнате. Между трелями звонка слышны были удары в дверь.

— Явно ногой бьет, зараза, — промолвил холостяк и деловито начал разливать в стаканы вторую бутылку.

В щель между шторами было видно, что женщина схватила лопату, стоявшую у забора, и понеслась к двери. Послышался короткий удар, звонок жалобно  дзынькнул и умолк. На бетонное крыльцо посыпались осколки кнопки. Компания молча переглянулась.

— Да вы послушайте, что она несет, — озадаченно почесал затылок Иван.

Компания навострила  уши.

— Да, — протянул озадаченно хозяин. — Уже и баб каких-то сюда приплела.

Обстановка накалялась.

В сложившейся ситуации  разумно было бы впустить бесновавшуюся женщину, успокоить да разрядить атмосферу. Но компания понимала, что всё равно они будут в центре события, и о происшедшем узнают все. Картина начала  проясняться. Явно кто-то из «доброжелателей» в магазине поспособствовал происходящему. Настойчивая женщина продолжала буйствовать.

— Открывайте, гады, не то окна  буду бить, — отчетливо слышалось в комнате.

За окном фигура с лопатой носилась от одного окна к другому, рассыпаясь в угрозах и проклятиях.

— Что делать? Окно ведь разобьет, я ее знаю, — отрешенно произнес Иван.

— Ничего не поделать, разобьет — застеклит, никуда не денется, — спокойно произнес хозяин дома.

Компания неспешно опрокинула стаканы, начали молча закусывать, слушая женские  трели за окном.

— Выход есть, — наконец произнес третий из компании. Какой выход пришел в голову холостяку, присутствующие не понимали и молча уставились на  него.

— У тебя лестница есть?

— В сарае есть, — ответил хозяин и недоуменно посмотрел вокруг, не понимая, о чем речь.

— Не пойдет, не выйдем ведь из дома, застукает. А зачем тебе лестница?

— Я вот стакан опрокидывал, в потолке у тебя люк на чердак заметил.

— Так у меня стремянка в коридоре стоит.

Осажденные оживились.

— Давай ее сюда, открываем люк, — засуетился Иван.

Надо заметить, что холостяк был человеком находчивым, во всем происходящем подмечал юмор,  из рядового события умело извлекал шутку, что всегда в компании вызывало веселый смех. И не известно еще, чем бы  закончилась эта история, не будь он участником этих событий.

Следует заметить, что вышеназванный персонаж имел некоторое отношение к строительству и ремонту жилого фонда заводского поселка. Ему ли было не знать конструктивных особенностей этих старых домов. Жилье строилось давно, под одной крышей располагались две квартиры, отгороженные капитальной стеной.

В соседней квартире этого дома пожилая пенсионерка спокойно занималась своим нехитрым делом. На газовой плите стояла сковородка, Петровна жарила котлеты, неспешно переворачивая их вилкой. Бедная женщина чуть в обморок не упала, увидев в открывшемся люке потолка три рожи в паутине. На пол посыпался чердачный мусор, полетела пыль. Быстро накрыв сковородку крышкой, она молча  уставилась на непрошенных гостей.

— Петровна, крыша не течет? — молвил один из троицы, имевшей отношение к ремонту жилого фонда. Пенсионерка, наконец, вышла из ступора, забормотала, что, наконец, Бог услышал ее, потому что надоело ей ходить по начальству с просьбами о долгожданном ремонте.

— Мы тут с комиссией поселок проверяем, шеф дал команду провести осмотр домов на предмет исправности стропил, целостности шифера.

На просьбу принести лесенку пенсионерка отозвалась с охотой, и через несколько  минут находчивая компания спустилась с чердака и удалилась восвояси.

Вторая главная героиня этого рассказа продолжала буйствовать у входа второй половины дома. Окна пока были целы, но палисадник был изрядно  вытоптан, цветы под окном поломаны, недалеко стояли соседи и недоуменно о чем-то перешептывались. Наконец разгоряченная фурия в бешенстве выскочила из калитки на улицу. Глянув в ее конец, она не могла глазам своим поверить. По тротуару спокойно шел ее Иван, держа в руке ведро.

— Иван, это ты?

— Что, давно видела, не узнаешь? — спокойно ответил мужчина.

Женщина моргала глазами, рот то закрывался, то вновь открывался. Перевела наконец взгляд на ведро и выдохнула:

— Откуда ты?

— На огороде был, жука травил, поел, гад, всю картошку, — ответствовал муж.

Огорошенная женщина понеслась по улице, что-то бормоча. Соседи смотрели ей вслед, некоторые улыбались.

Из неширокого прохода между домами виднелись крыши сараев, был слышен крик петуха, несло укропом и запахом огорода. Крупный мужчина медленным шагом двигался в сторону улицы. В руке тоже держал почему-то ведро, во рту дымилась сигарета. Героиня рассказа вперила свой взгляд в идущего и остановилась. Остановился и мужчина. Молчание становилось тягостным.

— Откуда ты идешь? — наконец проронила та,  подозрительно поглядывая на ведро.

— Из сарая, кабана кормил, — ответил мужчина. — А в чем, собственно, дело? — осведомился он, смачно затягиваясь сигаретой и стряхивая пепел желтым пальцем. Невозмутимость и спокойствие хозяина дома вконец добили нашу героиню. Можно лишь догадываться, какие мысли проносились у нее в голове.

Женщина рванула в сторону своего жилья, за ней не спеша шел Иван, держа в руке ведро.

Хозяин дома, у которого происходило всё это действо, зашел в свою раскрытую калитку, молча поднял валявшуюся в палисаднике лопату, чертыхнувшись, смахнул ногой обломки кнопки звонка и, открыв ключом дверь, пошел наводить порядок в доме.

Третий субъект мужской компании тоже благополучно добрался до дома, благо пилить его было некому, а происшедшее подсказывало, что заводить семью ему, может, и рановато.

На этом можно было б и закончить это повествование, но хотелось бы добавить  маленький штрих к сказанному. Через пару-тройку дней хозяин упомянутого дома, выходя на улицу,  столкнулся с Иваном.

— Кнопку звонка когда поставишь, — съязвил он, — указывая на болтавшийся пустой провод.

— А, не до кнопки твоей, вон опять пилила ни за что, не обедав, на смену иду.

— Что так? — осведомился хозяин.

— Да не выдержал, тарелку с супом на голову ей надел.

— Ну, хоть что-то, — удовлетворенно хмыкнул хозяин. — Пусть отмывается.

И пошел сам чинить испорченный электрический звонок.

Время летит незаметно, постарели сады в поселке, прохудились заборы, постарели мы сами. Ушли из жизни два наших героя. Предприятие наше тоже ушло в небытие, остались память и воспоминания о том, что было, людская  круговерть давала жизнь и предприятию, и людям. Много что изменилось и поменялось. Но жизнь продолжается. По-прежнему, осенью доносится со дворов запах укропа, чеснока, малосольных огурцов. По-прежнему, как тогда, тянет родным духом. Значит, еще жив поселок!

хочется, чтоб люди поселка, прочитав мой рассказ, по доброму улыбнулись, вспомнили наших героев, старожилы наверняка знают, о ком речь. Пусть вспомнят они и свои годы. Уверен, хорошего в их жизни было больше, чем плохого. Хочется, что б это помогло им в эти непростые времена.

Виктор АНТОНОВИЧ,

г.п. Городея.

 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.