Командировка

Тогда, в 1986 году,  в страшную зону Чернобыля отправились тысячи  людей. В основном информация о станции пока существовала на уровне обывательских слухов: люди наблюдали странные дожди, которые оставляли непонятную «пыльцу», ходили на работу и возвращались в семьи. А тем временем  шла мобилизация — военных, пожарных-спасателей, сотрудников  органов внутренних дел. Шел призыв и на предприятиях страны. Людей отправляли в Чернобыль, чтобы спасти страну.

— Наш первый экипаж от предприятия коммунального хозяйства в чернобыльскую зону отправился 27 апреля. Одного из тех ребят уже нет в живых — это Марьян Лазовский. С его напарником  Сергеем Стульба общаемся и сегодня, — рассказывает несвижанин Иосиф Евгеньевич Прушинский. — А я вместе со своим напарником выезжал во второй смене.

Иосиф Евгеньевич Прушинский

Иосиф Евгеньевич Прушинский

Почему согласились на такой шаг? Потому что мы были военнообязанные, да и не хотелось подводить нашего руководителя. Но позже выяснилось, что выезжать на работу в зону Чернобыльской АЭС лучше было бы по повестке от военкомата. Для добровольцев это была обычная командировка.

В Брагине встречали праздник 9 Мая…

Работники РУП «Несвижское ЖКХ» несвижанин Иосиф Евгеньевич Прушинский и Евгений Иванович Тронца из деревни Каролина работали на поливомоечной машине, чтобы радиоактивная пыль не поднималась в воздух и ветром не переносилась дальше, загрязняя другие территории. Воду набирали из гидрантов, так как в местных водоемах она была заражена.

тронца

Евгений Иванович Тронца

— На площадке стояли шесть ЗИЛов, — вспоминают мои собеседники, — работали с ребятами из Клецка и Борисова. Наша колонна двигалась в два ряда, чтобы обрабатывать  дома и дорогу сразу с обеих сторон. Жара в эти дни стояла невыносимая, в кабинах было сложно выдерживать 30-градусный зной. Менялись и продолжали обработку населенных пунктов. Дома стояли пустые. Было заметно, что хозяева здесь  жили хорошие, трудолюбивые, а потому зажиточные. В этот год радовали своим цветением сады. Яблони стояли, словно в снегу.

Слышали и о случаях мародерства в то время. Знакомые ребята рассказывали, что милиция задержала злоумышленников, которые, награбив людского добра в зоне отчуждения, переправлялись через реку, чтобы в последствии реализовать товар на рынке. Скольких бы людей лишила здоровья эта покупка… Поэтому порядок был строгий. За мародерство — вплоть до высшей меры наказания. Не по себе было в пустых деревнях, конечно. Вечером возвращались в Брагин, где нас разместили. В гостиничном номере находились одиннадцать человек. Условия для  проживания были неплохие. Питались в столовой, воду покупали только привозную — в магазине.

Что касается спецодежды, то в резиновых  костюмах весь день на 30-градусной жаре находиться было невозможно. Работали в спецовках и майках, привезенных из дому. Горячий майский ветер с пылью приносил новую порцию радиации, поэтому останавливать процесс было нельзя. После работы отправлялись в баню, смыть радиоактивную пыль. Но буквально через полчаса нахождения на улице дозиметры вновь показывали неутешительные цифры.

Что они означали, Иосиф Евгеньевич уже в то время знал не на уровне обывательских слухов. Ведь у него за плечами была служба в  войсках связи  в Семипалатинске, где находился институт ядерной физики. Знал он и о том, что дожди, которые оставляли в то время белесожелтую пыль на деревьях и асфальте — это  последствия чернобыльского  взрыва на атомной станции.

Кроме обработки сельских населенных пунктов, молодые парни из Несвижа  Иосиф Прушинский и Евгений Тронца на своем транспорте  были задействованы и на  строительстве новых дорог. На асфальтоукладчиках работали ребята  из Жлобина, а наши земляки на поливочных машинах обрабатывали валики дорожников и сам асфальт.

Командировка длилась две недели. Две недели сражения с невидимым и неслышимым врагом. А потом — следующие  добровольцы садились в ночной поезд Гродно — Гомель и заступали на смену.

Рядом с Брагином, по периметру 30-километровой зоны АЭС, в мае 1986-го стояли лагеря, где размещались ликвидаторы из разных республик Советского Союза. Заменяли асфальт, мыли улицы, выезжали на чистку территории в соседние населенные пункты. Радиоактивный фон уменьшался, комиссии фиксировали норму, но через некоторое время  ветер приносил  новые порции радиации.

Были такие случаи, когда человек сам не участвовал в  работах, а принимал  по сменам радиоактивную форму в банно-прачечный комбинат для обеззараживания. Оказалось, что он, перевозя и разгружая одежду, постоянно очень сильно облучался сам.

И сегодня Иосиф Евгеньевич Прушинский  поддерживает связь с теми, кто в первые дни  катастрофы закрывал мир  от радиации буквально своими телами.

Известно, что масштабы аварии на ЧАЭС могли быть еще большими, если бы не мужество таких людей, как герои этого рассказа. Чернобыль за несколько десятилетий стал одной из трагических страниц прошлого века, но рядом с нами живут и трудятся люди, благодаря мужеству которых была остановлена катастрофа, произошедшая 26 апреля  31 год назад. Сегодня вся мировая общественность знает страшную цену настоящему подвигу тех, кто в первые дни и месяцы после  взрыва на атомной станции отдавал свои силы и здоровье на территории, границы которой устанавливали дозиметристы.

Молодые мужчины, оставив свои семьи — жен и маленьких детей, ехали спасать сотни, тысячи чужих людей, которым грозили  несущие незримую смерть  контейнеры радиоактивных отходов Чернобыля, опасную границу которого можно было нащупать  только специальными приборами.

Лишь годы спустя многие узнали, что 25 бэр (биологический эквивалент рентгена) — это предел допустимого облучения  за год, а не за месяц, как внушали в то время ликвидаторам…

Сегодня герои этого рассказа без особого желания соглашаются на разговор о событиях 30-летней  давности.  Но с удовольствием  и с гордостью рассказывают о своих детях и внуках — жизнерадостных, способных, увлеченных и, конечно, любящих. Ведь это в жизни, пожалуй, самое главное для их героических отцов и дедушек, усмирявших смертоносную пыль техногенной катастрофы XX века.

Инна ВАСИЛЕВИЧ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.