«Над вымыслом слезами обольюсь…», или День защиты детей — праздник с оттенком грусти

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

1250320870_002

«Берегите слезы ваших детей, дабы они могли проливать  их  на  вашей могиле».

Пифагор.

 

Вот уже в шестьдесят восьмой раз долгожданное лето начнется для нас со Дня защиты детей. Лично мне этот праздник и все мероприятия, с ним связанные, всегда напоминают фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем», в котором все трагические и страшные события одного дня, где столько смертей и разбитых судеб, где ломаются об колено живые души, проходят на фоне сталинского праздника воздухоплавания и дирижаблестроения.

Обливаясь в детстве слезами над судьбой бедного Вани Жукова, которого селедкой в лицо тыкала злая хозяйка, и который, засыпая над люлькой господ-ского ребенка, писал жалобное письмо «на деревню дедушке» с просьбой «забери меня отсель», переживая за ежедневно рискующего жизнью, ныряющего за жемчугом маленького Туби и за Гавроша, сраженного пулей на улицах Парижа, я тогда и подумать не могла, что жизнь распорядится таким образом, что на протяжении дюжины лет буду иметь отношение к такому количеству раздирающих душу историй и драм маленьких людей, что многие литературные сюжеты, как говорится, и рядом не стояли.

Говорят, цифры — грустная штука. Но по ним, если вдуматься, можно проследить целую драматическую повесть. Хорошо помню, когда только пришла на работу в комиссию по делам несовершеннолетних райисполкома. В нашем районе тогда было 6006 школьников, сейчас же их только 4338. Детей, к сожалению, становится всё меньше: в первом квартале текущего года количество рожденных в районе составило на семь человек меньше к уровню прошлого года, в то время как количество умерших — на 38 больше. Не нужно быть сильным математиком, чтобы просчитать последствия, и это у нас, где только к 1971 году было достигнуто довоенное количество жителей, а на протяжении последних лет с каждым годом белорусов становится всё меньше и меньше.

Детей действительно нужно защищать. И не только 1 июня. От чего же и от кого их надо защищать сейчас, в высокоразвитом и технологичном двадцать первом веке?

Как ни парадоксально это прозвучит, часто — от собственных родителей, у которых напрочь отсутствует материнский и отцовский инстинкты, что мешает им обеспечивать  самые минимальные потребности ребенка, порой даже базовые. Когда полупьяная «мамашка» с трехлетним малышом в магазине аг. Заозерье покупает бутылку водки и пачку сигарет, игнорируя слезную просьбу сына купить «хотя бы одну маленькую конфетку», поскольку у нее «это последние деньги». Когда карапуз в Малево играет на грязном полу с грузовичком, доверху наполненным винтовыми пробками от водочных бутылок, пока мамка спит «никакая», поскольку больше играть в доме не с чем. Когда в холодильнике у матери троих детей всегда, когда ни приедешь, стоит литровая бутылка пива и салат для днями лежащего на диване перед телевизором неработающего молодого сожителя, а для детей пища есть далеко не всегда. И всё потому, что «як я яму не зраблю салата і не куплю піва, то ён пойдзе жыць да Наташкі (Манькі, Зойкі), а дзеці нікуды ад мяне не дзенуцца». И за полгода так и не удалось убедить крепко держащуюся за свое «женское счастье» сельчанку в том, что как раз-то ее дети и есть самое ценное, а не сомнительный «шантажист», что приоритеты в ее жизни расставлены как-то не так. Когда горе-мамка запирает в пустой квартире в Несвиже годовалую девочку с двухлетним братиком, которые голодные вынуждены отрывать от стен кусочки обоев и совать их в рот, высасывая из них крахмал и муку (раньше обои на стены клеили именно такой смесью). Когда мать отправляет свою 12-летнюю дочь к заезжим шабашникам, чтобы та «заработала» и принесла домой «водки и колбасы». Когда мальчишка на заседании суда, опустив голову, говорит о том, что «когда дома есть нечего, я ложусь спать, ведь, когда спишь, есть не хочется»…

Защищать детей нужно, как ни странно, и от некоторых бабушек — не все они напоминают милых старушек из рекламы пельменей и молочных продуктов. Когда пожилая женщина после развода сына говорит, что маленький внук ей не нужен, гордо заявляя, что «у майго сына ў штанах дзяцей яшчэ многа». Когда бабушка-мама возраста «ягодки» приносит в прокуратуру заявление на собственную юную дочь, чтобы ту лишили прав в отношении годовалого внука, которого она смотреть не может, так как у самой только-только образовалась семья…

Защищать детей нужно от последствий разводов родителей, когда стремящиеся всеми способами уйти от уплаты алиментов «папашки» с видом собственного превосходства предоставляют справки о доходах с мизерными суммами, не соответствующими реальному положению вещей, а через много лет — больные, побитые жизнью и никому не нужные — обращаются в суды с исковыми заявлениями о том, чтобы выросшие и не видевшие их десятилетиями дети их содержали. Такие истории у нас далеко не единичны, и они заставляют по-другому посмотреть на складывающуюся в последние годы практику, когда женщины идут в суды с требованиями лишить родительских прав вполне обеспеченных и «благополучных» отцов своих детей, тем самым желая обезопасить своих чад в будущем.

Семья — в нашей стране приоритетная форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей, и это очень правильно. Однако, к большому  сожалению, детей наших нужно защищать и от приемных родителей. Когда опекун или приемный родитель уже через год отказывается от «неудобного» и надоевшего ребенка, вдруг не оправдавшего возложенных на него ожиданий, а тот, вновь попав в интернат, месяцами не отходит от окна и ждет, когда же «мама» его опять заберет домой. Когда супруги с двумя детьми усыновляют ребенка, и, получив вожделенное удостоверение многодетной матери, «скостив» кредит на большой дом, тут же отказываются от усыновленного малыша, думая, что государство можно таким образом обмануть. Государство-то, даже обманутое, переживет, а вот за что так с ребенком?!

Детей нужно защищать от взрослых, для которых они — только средство. Средство, родив ребенка, доказать бездетной соседке по лестничной площадке ее женскую несостоятельность, уведя у нее таким способом мужа. А когда через несколько месяцев тот возвращается к любимой, пусть и бездетной, женщине, фактически зашвырнуть в их квартиру ставшего ненужным малыша. Когда несвижанка рожает ребенка, которого совсем не хочет, чтобы таким образом удержать мужа, забывая веками проверенную прописную истину: ни одного мужчину, если он решил уйти, не удержит наличие даже пятерых детей. Это только вопрос времени. Сейчас же жизнь мальчика она превратила в ад, поскольку тот является маленьким клоном своего отца, и мать мстит бывшему мужу, каждый день «видя» его в сыне. Когда жительница района практически ежегодно рожает детей, поскольку привыкла годами жить только на детские пособия, заявляя с ухмылкой на заседании комиссии по оказанию государственной адресной социальной помощи: «Государство прокормило моих пятерых детей, как-нибудь прокормит и шестого, и всех последующих».

Защищать детей нужно и от родителей, которые не заботятся о здоровье своих деток. Верховный суд США давно уже постановил, что родители, которые отказываются лечить своих детей, несут за это уголовную ответственность. У нас же пока такого закона нет (правда, есть статья «оставление в опасности», не ко всем ситуациям подходящая), поэтому и уговариваем неделями мамашу с больным ребенком лечь в больницу, комиссионно приезжая к ней ежедневно, забыв об остальных своих должностных обязанностях, а она еще и в дом отказывается впускать, потому как «имеет право». Слава Богу, в данном случае малышу удалось помочь, и он остался жить, в отличие от другого своего сверстника, который так и не дождался врачебной помощи, умерев дома.

Данте когда-то сказал: «Самые жаркие уголки в аду оставлены для тех, кто во времена величайших нравственных переломов сохранял нейтралитет». Защищать детей нужно от равнодушных взрослых с вымороженными сердцами и с пустыми глазами. От нянечки в детском саду, которая в силу брезгливости, маленькой зарплаты, неустроенной личной жизни и других, одной ей известных причин, забывает переодеть обкакавшегося малыша, и тот сидит несколько часов, боясь заплакать, и ждет, когда же придут родители, и его ужас закончится. От (выражаясь протокольным языком) «незнакомых мужчин», которые по просьбам детей покупают для них в магазинах водку, вино, пиво, сигареты. За много лет работы в КДН не припомню ни одного (!) случая, когда бы удалось прочитать в материалах административных дел или услышать на заседании комиссии о том, что кто-либо из взрослых отказался от подобной просьбы ребенка.

Защищать детей нужно и от похотливости взрослых, от эбьюза. От тех, кто приезжает на стоянку перед колледжем в поисках «свежего мяса», забывая о том, что у некоторых родные дочери порой старше, чем девочки, живущие на Чкалова, 8, и о том, что за всё нужно платить, — возможно, кто-то где-то и с твоим ребенком обойдется так же, как ты сейчас с чужим. Что отдал, то и получишь, — давайте помнить этот мудрый завет предков!

Равнодушные взрослые вырастают из таких же детей. Поэтому защищать наших детей нужно и от сверстников, друзей и подруг, которые, не задумываясь, бросают на произвол судьбы чуть перебравшую подружку, перед этим снимая ее поведение на телефон и выкладывая в интернет. От жестокости одноклассников, которые (причем, девочки, — не мальчики!) травят свою одноклассницу и в классе, и в социальных сетях, а их родители не видят в этом «ничего такого».

Очень бы хотелось защитить наших детей от внезапных болезней. Когда невозможно смотреть в глаза знакомого мальчика, не один год сражающегося со страшным диагнозом: в них такая бездна боли, что, глядя туда, кажется, сам обжигаешься. При этом мальчишка являет такие примеры мужества, стойкости, жизнелюбия, доброты и любви, что до него далеко многим здоровым взрослым!

Хотелось бы защитить детей от потери родителей. В районе 256 детей получают пенсии по случаю потери кормильца. Казалось бы, нет войны, голода, эпидемий, а есть дети-пенсионеры.

Защищать детей нужно от обмана, от обид, от невыполненных обещаний, — от всего того, что всем по силам! Защищать от «синих китов» и от «розовых пони», от неразделенной первой любви, в результате которой дети принимают решение свести счеты с жизнью. От соблазнов материального мира, от потребительского отношения к действительности и окружающим. Вопрос защиты детей — это не вопрос закармливания их сладостями, оберегания от любой физической активности, выращивания каких-то оранжерейных растений. Это вопрос воспитания, закалки, вразумления их с самых ранних лет. И, в первую очередь, вопрос заботы и большой ЛЮБВИ.

«Балуйте своих детей, ведь неизвестно, как сложится их жизнь!» — подписываюсь под каждым словом Владимира Набокова. Мысленно возвращаясь в свое счастливое дочернобыльское детство на берегу Днепра на самом юге страны, в котором было много тепла, света, любви, заботы, внимания, где вареники были каждый день со всеми видами ягод, на которые только был сезон, где цыплят выращивали сотней специально, чтобы летом ежедневно внуки лакомились деликатесами из курятины, где был пряничный домик, построенный дедом на зависть всем сверстникам, я думаю, нет, теперь уже точно знаю, что пережить многие перипетии взрослой жизни, выдержать массу испытаний, если хотите — выжить, мне помог именно тот запас, тот заряд любви, полученный и накопленный в детстве. Ведь детство такого рода является противоядием и охранной грамотой от всех возможных будущих неурядиц. Пусть же он будет у каждого ребенка!

Ирина ТИХОНКО,

председатель районного

отделения

РОО «Белорусский

детский  фонд».


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.