«Тот день не отпускает…»

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

MG_0364

К большому сожалению, ветераны уходят от нас, но память о них навсегда останется в наших сердцах.   Совсем немного осталось и детей войны. Моя прабабушка, Нина Николаевна Крокун, одна из тех, кто пережил эту страшную трагедию.

— Тот день, как клещ, вцепился в меня и никак не хочет отпускать… — вспоминает она. — Уже полдень, нужно накормить скот, а потом вместе с ребятами погнать его на луг. Перед этим стоит плотно пообедать, ведь вернемся только к вечерней прохладе. Я иду на манящий запах маминых блинчиков. Никто не мог подумать, что это будет наш последний сытный завтрак. В 12 часов этого же дня  Вячеслав Молотов выступил по радио с сообщением о начале войны, закончив речь знаменитыми словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». Мне было 10 лет. Жила я со своей большой семьей в деревне Раковичи. Немцы быстро достигли нашей деревушки. Нас не трогали, но отбирали абсолютно всё: начиная с детской одежды и заканчивая скотом. Отец выкопал для наших пожитков  яму, в которую положил посуду, одежду, обувь, простыни, детскую кроватку. Но кто-то из соседей нас выдал, пришли фашисты и всё это отобрали. Время было жуткое. Особенно страшно было ночью, когда шли бои немцев с партизанами. А еще каждую ночь немцы ходили по домам в поисках евреев. Моя одноклассница Роза — единственная, кому удалось спастись. Ее пожалел полицай и приказал бежать в лес. Больше про нее никто ничего не слышал. Вот так и жили.

Несмотря на войну, дети продолжали учиться. Школа наша находилась за 10 км от Ракович. Как сейчас помню,  стоит мама каждое утро, печет блины на воде или варит старую подгнившую  картошку и плачет.  Поначалу я не понимала, почему, но потом всё стало ясно: ей было страшно за нас, ведь мы могли и вовсе из школы не вернуться. Однажды в ноябре по дороге в школу, когда  земля уже совсем промерзла и покрылась «белой простыней», я со своим соседом встретила немца. Он снял с нас единственные  сапожки, пришлось идти босиком. Позже мама подарила мне деревянные ботиночки. Мы называли их «деревяшками»,  потому что подошву делали из дерева, верх шили из свиной шкуры.

В ноябре 1943 года всех жителей деревни собрали в одном месте, где их стали осматривать немецкие врачи. Позже один немец проговорился, что выбирают самых крепких для работ в Германии. Из всех жителей Ракович  отобрали 10 парней и одну единственную девушку. Мою сестру Маню. Ей едва исполнилось 20. Парням было жалко девчонку и они решили ей помочь. Давали Мане курить махорку, которая, по их мнению,  должна была осесть на легких и вызвать туберкулез. Прошел первый серьезный осмотр в Барановичах — у Мани всё в порядке. Тогда парни заставили ее еще больше курить. На втором осмотре в Бресте врачи разделили молодежь на две стороны. Всех парней перевели на правую сторону, одну только Маню — на левую. Маня была непригодна для работ, ее пришлось отпустить домой. С Бреста до своего дома она шла пешком. Однажды ночью в дверь раздался стук, мама  открыла и упала в обморок. Там стояла ее дочь, моя сестра.

У бабушки потекли слезы…

Ещё много она рассказывала о своём военном детстве, жизни семьи во время немецкой оккупации и после освобождения. Слушая ее воспоминания, я поняла, какое счастье нам выпало: жить в мирное время.

Анастасия ЛОБАТАЯ,

ученица 10 класса  Несвижской гимназии.


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.