На землях Несвижского повета…

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

После Великой Октябрьской социалистической революции  на территории  Белоруссии установилась советская власть. Земли и  имущество богатых национализировали. Однако такое развитие событий продолжалось недолго. В марте 1919 г. Белоруссию оккупировала Польша. В начале июля того же года советские войска  освободили ее.  Однако в августе 1920 г. поляки вновь заняли  часть нашей страны. Последовал Рижский  мирный  договор от 18.03.1921 г.  В результате  Западная Белоруссия  отошла к панской Польше. Эти территории  были разделены на 4 воеводства: Белостокское, Виленское, Новогрудское и Полесское. Земли  именовались  в официальных документах как “крессы всходне” (восточные окраины). Возглавляли эти территориальные образования  воеводы, назначавшиеся президентом Польши из числа высших офицеров, генералов или крупных помещиков — коренных поляков. Несвижский край вошел в состав Новогрудского воеводства.  За период с 1921 по 1939 гг.  здесь сменились 7 воевод.  В состав воеводства входило 7 поветов, в том числе города Барановичи, Лида,   Новогрудок, Несвиж, Слоним, Клецк, а также   89 сельских гмин.  Несвижский повет включал Несвижский, а также части  Кореличского и Клецкого районов, разделенные на 13 гмин. В  пределах нынешнего Несвижского района действовали Несвижская, Городейская, Сновская и  Ланская  гмины. Для управления поветами министр внутренних дел Польши по согласованию с воеводами назначал старост. Первым старостой Несвижского повета был Ежи Черноцкий, а последним — Антон Винчевский.  Совместно со старостой работали сеймик (в 1933 г.  переименован в раду), магистрат, полицейский участок, отделы  сельского хозяйства и просвещения, медицины и культуры, другие структуры. Основные должности  в старостве, а также аппарате налоговых чиновников, землемеров, лесничих занимали лица из числа  коренного польского населения. Польские власти боялись саботажа, вредительства и иных подрывных действий со стороны местного населения, поэтому белорусы не могли занимать должностей или выполнять работы, требовавшие определенной квалификации и ответственности. Окончательные решения принимал староста. Гминами  управляли войты, в деревнях действовали солтысы. Сферой деятельности гмины были вопросы жизнедеятельности населения, строительство и содержание дорог,  поддержка торговли и ремесел, вопросы сельского хозяйства, сбор налогов и податей. Солтыс избирался на 3 года собранием громады. Его кандидатура согласовывалась с гминой и поветом.  Люди неохотно соглашались идти  солтысом из-за слишком широкого круга возлагавшихся на него обязанностей и невозможности активно  работать на собственных наделах земли.  Еще одной  проблемой  были трудности сбора налогов и податей, платить  которые население порой было не в состоянии.

Хутор. Освоение земли.1936 год. Фото Семак Франца

После включения Западной Белоруссии в состав Польши была восстановлена частная собственность на землю. К оккупированной территории Западной Белоруссии   польские власти  сразу же  стали применять закон Сейма Польши  о национализации  земель северо-восточных поветов, а также закон  о предоставлении земельных участков лицам, служившим в войске польском (так называемым осадникам). Им передавались земли (от 20 до 40 гектаров), ранее принадлежавшие государству и “лицам, враждебным Польше”. Осадники негласно вели контроль за поведением крестьян, проводили в жизнь линию польских властей.  В некоторых случаях земли передавались  осадникам  бесплатно. Иногда стоимость выделенной  земли погашалась после пятилетнего срока владения путем ежегодной сдачи осадниками государству от 30 до 100 килограммов зерна с гектара.

В начале 1930-х годов среди сельского населения крестьяне-бедняки составляли около 70 %, середняки — 12,5 %, зажиточные крестьяне, осадники и шляхта — 8,14 %. Более конкретно о жизни наших земляков в то время я хочу рассказать на примере деревни Козлы Несвижского района, уроженцем которой являюсь. Козлы входили в состав Сновской сель-ской гмины. В деревне основная масса крестьян относилась к категории бедняков. В разные годы в ней  было от 80 до 90 крестьянских хозяйств. Примерно 70 из них были малоземельными. В среднем на каждое крестьянское хозяйство деревни приходилось около  3,5 гектара земли.

Польша превратила Западную Белоруссию в источник сырья,  дешевой рабочей силы и рынок  сбыта готовой продукции. Сюда завозили сахар, бумагу, обувь, текстиль, бензин, керосин, металл. В Польшу   поставляли льноволокно, молочные продукты, мясо, другую  сельхозпродукцию, а также древесину.  Площадь лесов в Несвижском повете всегда была незначительной. За 1921—1936 годы она еще более сократилась. Леса на территории повета вырубали. Древесину (более 70 % — в необработанном виде) вывозили в Польшу,  перерабатывали там и поставляли в другие страны.  Работы по восстановлению лесных угодий в Несвижском повете польскими властями практически не проводились. Испокон веков жители деревни Козлы строили дома из дерева. В связи с отсутствием  строевого леса козловцы при Польше  и в более поздний период  возили бревна в основном  из  Слонимского (Тартаки)  и  Клецкого районов (Морочь и Колки).

83,1 % жителей Новогрудского воеводства занималось сельским хозяйством. Малая их часть были кулаками с 18 — 100 га земли, 10 — 15 лошадьми, 15 — 25 коровами и использовали наемный труд. Середняки имели земельные участки до 18 га, 1-2 лошади, 2-3 коровы. Сами обрабатывали землю. Большинство населения имело от 3 до 5 га. Многие крестьянские хозяйства владели  наделами менее 1 гектара, некоторые не имели даже тяглового скота.  Около половины  селян арендовали землю, за что отдавали часть выращенного урожая или работали  на помещиков. Урожайность ржи  в 1927 — 1930 годах составляла в Западной Белоруссии всего 8,8, картофеля — 89 ц/га. Все эти показатели в усредненных величинах относились  и к крестьянам деревни Козлы. Они облагались земельным, дорожным, имущественным налогами, а также множеством податей, штрафов, что делало невозможным для людей иметь большое количество земли и  засевать значительные участки. Налоги платили два раза в год — в апреле и ноябре. Если плательщик был не согласен с размером налогов, он имел право и возможность обратиться в поветовое фискальное управление с просьбой о пересмотре суммы налога. В случае неуплаты задолженность взималась принудительно вместе с процентами и штрафами. Власти имели право изымать имущество. Крестьяне выполняли многие бесплатные повинности (шарварк), бесплатно предоставляли подводы польским чиновникам и полиции.  Все эти работы поглощали около 80  дней в году на одно крестьянское хозяйство. По шарварку человек должен был отработать определенное время на общественных работах. При нежелании работать самому он должен был заплатить повинность деньгами.   Возможности откупиться от шарварка у козловцев не было. Распространенным видом шарварка был ремонт дорог и мостов. Крестьяне задействовали свои  телеги, собирали полевые камни, подвозили песок и другие материалы. При работе с камнями при необходимости их дробили тяжелыми молотами. Таким способом, в том числе и с участием селян деревни Козлы, была построена мощеная шоссейная дорога  Барановичи — Несвиж. Строительство закончили в 1938 г.  Об этом свидетельствует надпись на памятной стеле, установленной на въезде в Несвиж со стороны Барановичей.

С марта 1933 г. начал действовать закон о рабочем времени. Он позволял польским помещикам увеличивать по своему усмотрению продолжительность рабочего времени, уменьшать оплату за сверхурочную работу. Крестьяне, как правило, работали по 12 — 14 часов в день. Труд женщин оплачивался в два раза меньше, чем труд мужчин.   Малоимущим и малоземельным селянам было очень трудно прокормить семьи, а денег на приобретение земли  практически не было (в Новогрудском воеводстве 1 гектар земли стоил 830 злотых, что было значительно выше, чем в других воеводствах). По этим причинам  многие жители Западной Белоруссии (по некоторым данным — около 80 тысяч) эмигрировали в страны Латинской Америки и другие. В их числе были и  десятки семей из  деревни Козлы (Антонович, Окулик, Менько и другие). Почти все они  в 1956 — 1959 годах возвратились на родину.

Польские экономисты признавали: для ведения нормального хозяйства,  выплаты налогов и других податей крестьянам нужно было иметь  не менее 5 га земли на семью. В соответствии с законом от 31.07.1923 года, в 1925 г. в Несвижском повете начался процесс камасации и хуторизации. Официальной целью этого мероприятия были улучшение положения крестьян, увеличение и упорядочение их земельных участков,  устранение чересполосицы, приближение участков к местам проживания, увеличение количества фермерских хозяйств.   В деревне Козлы в камасации  приняло участие 82 хозяйства. Земли, выделенные под камасацию, составляли 291,87 га.  Она  состояла из  земель:  крестьян деревни Козлы — 276,16 га,  имения Наруцевичи — 7,08 га, имения Быков — 10,13 га, фольварка Якубовичи — 1,5 га. До начала  камасации земли почти каждого из крестьян-ских хозяйств состояли из раздробленных наделов (по 3 — 5 участков земли и 2 — 4 сенокоса). 70 хозяйств из 82 были мелкими и требовали увеличения  земельных участков до 5 га. Несмотря на якобы очевидные выгоды,  при решении вопроса о камасации за ее проведение  голосовало  3 хозяйства, против — 45, воздержались — 34.  Староста  Несвижского повета всё же принял решение эту  работу проводить. Причиной такого решения среди прочих  было то, что наделы, подлежавшие реформированию, находились между землями уже прошедших процесс камасации  деревень Оношки, Малоеды и Гусаки. В итоге  реформ ряд  крестьянских хозяйств  несколько увеличил  свои наделы (на всех — на 18,71 га, в среднем по 0,23 га на 1 хозяйство), но за счет земель очень низкого качества. Однако эти меры не привели к массовой хуторизации деревни Козлы, так как  основная масса селян из-за своего бедственного положения  была не в состоянии перевезти свои дома и хозпостройки на хутора или возвести там новые строения. Новогрудское воеводство ежегодно получало из польской казны около 200 000 злотых на кредиты для проведения  камасации. Однако беднякам кредитов вообще не выдавали в связи  с отсутствием у них финансов. Крестьяне были недовольны и тем, что под хутора выделялись в основном неудобицы, причем  далеко от основной деревни. К выделявшимся участкам порой было  невозможно доехать. Но недовольство жителей деревни Козлы  бурного характера не принимало. Более активным недовольство  насильственным выселением на хутора было  в других деревнях Несвижского повета. В 1931 г.  в Быховщине Ланской гмины  крестьяне, вооружившись топорами и косами, сбросили в реку Лань польского землемера, прогнали его помощников. Массовое  выступление крестьян завершилось арестом 35 человек и доставкой их в сновский полицейский участок.  По состоянию на конец 1934 г.  камасация в Несвижском повете была проведена в 114 деревнях  (51%), 10 556 хозяйствах на площади в 76 483 гектара, то есть на 62 %  площади земель повета.

Чтобы прокормить семьи, бедняки деревни Козлы нанимались на работу к помещикам и кулакам. Из рассказов старожилов следовало, что помещики строго  относились к нанимавшимся работникам. Утром, когда те приходили на работу, пан сажал их за стол и давал поесть. А сам в это время наблюдал за едоками и некоторых  отправлял домой. По мнению крестьян,   паны руководствовались принципом: кто как ест, тот так и работает. Человек, которого пан однажды отправил домой, уже не имел права приходить на работу к нему повторно.

С давних времен в соседней с Козлами деревне Наруцевичи  (сейчас уже не существует) находилось имение рода Чапских  (этому роду принадлежал пивоваренный завод в Минске).  Фольварк изначально принадлежал  ветерану восстания 1794 года наследнику именитого литовского рода белорусу Михаилу Обуховичу, а также его дочерям Фабианне и Софии. Примерно в 1816 году братья  Кароль и Станислав Чапские   женились соответственно на  Фабианне и Софии и  стали владельцами имения.  Сама усадьба состояла из множества построек. Жилой дом был оформлен в стиле архитектуры Средневековья, а конюшня — в форме подковы. На въездных воротах были изображены фигуры святой Агаты. В руках она держала сноп. Территория усадьбы представляла собой  парк площадью в 8 гектаров. Семейство Чапских владело также имением в Своятичах (ныне Ляховичский район Брестской области). Туда из Наруцевичей была проложена довольно качественная по тем временам дорога.  Последней владелицей имения была незамужняя Янина Чапская.  В это имение и нанимались на работу жители окрестных деревень. В 1939 году, при освобождении советскими войсками Западной Белоруссии, хозяйка имения уехала  в Польшу. Сразу после установления советской власти в здании имения расположился Козловский сельсовет…

Жители деревни Козлы нанимались на работу и  к помещику Чечету. Стефан Чечет проходит по документам архива  как бывший  владелец  фольварка в Сёгде Райцанской гмины Новогрудского повета, ныне Кореличский район. Не исключено, что он же владел имением в деревне Козлы. Имение пана Чечета находилось на берегу речушки Нарутовки в полутора километрах от деревни Козлы между деревнями Жанковичи и маленьким ныне уже не существующим  селением Камёнка.

Крестьяне Западной Белоруссии постоянно вели борьбу за освобождение своего края от  польской оккупации. Периодически горели помещичьи усадьбы, громилось их имущество. Помощь в этом им оказывали вооруженные отряды, дислоцировавшиеся в Советской Белоруссии  и периодически совершавшие рейды на территорию Несвижского  повета, который имел общую с БССР границу. Особенно активно  отряды действовали в 1924-1925 годах.  Одним из них был отряд Кирилла Орловского. Известен случай нападения бойцов отряда на упоминавшееся имение Наруцевичи. В частности,  30 апреля 1924 г. в ходе атаки на имение было убито 5 лошадей прямо в конюшне Чапских, повреждено  имущество. 4 мая  1924 г. бойцы Орловского в деревне Оношки тяжело ранили местного  солтыса. Для подавления активности бойцов и местных жителей польские власти использовали корпус уланов, а также поселили в деревне Наруцевичи, недалеко от дороги на Своятичи, несколько польских военных с семьями и создали так называемую “осаду войскову”.

Начиная с 1921 г., в Западной Белоруссии создавались и действовали  подпольные коммунистические организации. В Несвижском повете наиболее активной из них  была Городейская. Подпольные ячейки  были в Несвиже,  Снове, Быховщине и Козлах. Они вели пропагандист-скую работу, распространяли листовки и политическую литературу. В пограничном с БССР  Несвижском повете работала польская политическая полиция (дефензива). Она периодически проводила карательные экспедиции, называвшиеся пацификацией (усмирением).  В Несвиже, а также в Снове действовали  полицейские участки. В 1925 году командование польского кавалерийского корпуса выкупило  дворцово-парковый комплекс в Снове, построенный ранее  династией Рдултовских и   проданный ими Генриху Гартингу. В 1929 г. дворец в Снове был приспособлен для размещения 27-го полка польских уланов, который периодически использовался для подавления выступлений крестьян на территории Новогрудского воеводства…

17 сентября 1939 г. войска Красной Армии перешли границу с Польшей, вернув Белоруссии целостность.

Законом Верховного Совета БССР от 12.XI.1939 г. Несвижский район был присоединен к БССР и структурно вошел в  Барановичскую область (образована в декабре 1939 г.). Около 10 % поляков, владевших недвижимостью в Белоруссии, добровольно покинули нашу страну. Остальных советские власти  переселяли  вглубь СССР.  Деревня Козлы стала центром сельсовета. Его возглавляли  Поликарп Иванович Евтух (1939 год), Владимир Павлович Бертош, (1940 г.), Иосиф Леонтьевич Скриба (1941 г.).  Во время Великой Отечественной войны (с июня 1941-го по июль 1944 года) сельсовет не действовал…

 

Анатолий ЯРОШ,

полковник органов

 госбезопасности в отставке,

 уроженец д. Козлы.

 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.