Белорусский характер дальневосточной закалки

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Дмитрий Андреевич Климушко, ведущий специалист мобилизационной группы Несвижского объединенного военного комиссариата

Дмитрий Андреевич Климушко, ведущий специалист мобилизационной группы Несвижского объединенного военного комиссариата

Аэропорт. Рейс прямого сообщения Минск — Хабаровск. В руках молодого 20-летнего лейтенанта два чемодана. Взгляды родителей, провожающие до трапа самолета. Впереди — двенадцать часов полета над Новосибирском, Иркутском,  Улан-Удэ и сбудется мечта молодого офицера — служить между Охотским морем и Тихоокеанским побережьем, на Курильских осторовах. В тех удивительных местах суровый облик северных Курил со скудной растительностью сочетался с южной стороной островов, покрытых хвойными пихтовыми лесами и рощами из широколистного дуба, где множественные птичьи колонии оживляли прибрежные склоны, а нерпы и касатки плавали в бескрайних просторах океана…

Именно такими знал Курилы из книг и телепередач выпускник Московского высшего общевой-скового командного училища Дмитрий Климушко.  Но в судьбу вмешался случай, и местом службы стала территория Приамурья, с ее бескрайними сопками и впадинами, где в 1935 — 1937 годах по чертежам генерал-лейтенанта инженерных войск, Героя Советского Союза Дмитрия Михайловича Карбышева были построены военные укрепления, которые позже превратились в поросшие травой, хранящие могильный холод, артиллерийские доты с толстыми бетонными стенами, некогда служившие главной защитой Амурской области от возможного нападения Японии…

— Дмитрий Андреевич, расскажите, почему выбрали профессию военного?

— Я — выпускник средней школы № 3 г. Несвижа. Начальную военную подготовку у нас преподавал Александр Викторович Драчан. Думаю, что именно его уроки послужили первым шагом к профессии.

В военкомате прапорщик, поинтересовавшись, куда бы я хотел поступать, порекомендовал Москву. Я согласился, ведь дальше Минска на то время никуда не выезжал.

В нашей семье военных не было. Но родители не отговаривали, знали: военное училище — это престижно.

Простившись на КПП с мамой, которая приехала со мной, я, как и другие ребята, отправился в учебный центр, который находился в Подмосковье. Предстояли ответственные экзамены по математике, физике, русскому языку, а также физподготовке. Это был серьезный отбор. На курс набирали 400 человек, 250 из которых были суворовцы. Они шли вне экзаменационного конкурса. 50 мест предназначалось нацкадрам. Оставалось 100 мест, на каждое из которых было шесть претендентов. Несмотря на разные советы, на полпути останавливаться не хотелось. Когда перед собой видишь целеустремленного, уверенного и сильного курсанта-выпускника, то ты, вчерашний школьник, понимаешь, какова цель учебы. В этом даже чувствуешь какую-то настоящую мужскую интригу. Вот и всё.

А дальше у меня состоялись успешные экзамены. В своих знаниях я был уверен, так как старался в школе работать именно на них, а не на оценку в журнале. Так в 16-летнем возрасте я принял Военную присягу.

В училище остались самые крепкие — те, кто выдержал испытания. Да, иногда было жестко. Мы знали: здесь не готовят интеллигентов, здесь готовят командиров взводов. Но я был уверен, что, профессия военного — это престижно, да и было с чем сравнивать. Ведь офицерам предоставлялись льготы, социальные гарантии. Моя заработная плата была больше, чем папина и мамина, вместе взятые. А в 20 лет у меня уже была квартира.

Москва. Красная площадь. 1988 год. Выпуск военного училища. Поздравление от генерала принимает молодой лейтенант Дмитрий Климушко

Москва. Красная площадь. 1988 год. Выпуск военного училища. Поздравление от генерала принимает молодой лейтенант Дмитрий Климушко

— Почему распределились на Дальний Восток?

— Учился я хорошо, поэтому имел право выбора. Решив, что, прежде чем отправляться служить за границу (тогда был вариант с Германией), нужно сначала послужить в своей стране. Дальний Восток притягивал, особенно — Курилы.

В аэропорту со мной познакомился офицер-афганец. Разница в возрасте у нас была всего 3 года. Он проездом был в Минске — навещал родителей. До Хабаровска мы летели вместе. Там он помог мне определиться с гостиницей, так как знал город.

Из Хабаровска меня направили в Амурскую область. Штаб укрепленного района находился в Благовещенске. Дальше добирался автобусом до деревни Николаевка. Нужно было ехать 30 километров, 25 из них — вдоль контрольно-следовой полосы.

Николаевка встретила дождем. Когда я в форме с двумя чемоданами вышел из автобуса, помощь мне предложил местный житель. Определившись с койко-местом, я приступил к работе с доверенным мне взводом, где служили в основном солдаты родом из Таджикистана, Азербайджана, Туркменистана. Признаюсь, сразу было непросто. Но во многом помогал и многому учил наш замполит Сергей Ялов, который на то время уже два раза был в Афганистане.

— Расскажите о бытовых условиях офицера.

— Жизнь в закрытом гарнизоне, в любом случае, накладывает свой отпечаток. Пребывание там напоминает немного фильм «Таежный роман».

Дальневосточная Николаевка, в которой отделяли меня, 20-летнего, от родителей и родственников тысячи километров, стала моим вторым домом. Позже сюда приехала моя жена, с которой я познакомился во время одного из отпусков на море. Место рождения дочери — тоже Амурская область. Назвали мы ее Олеся. Красивое имя, напоминающее красоты Беловеж-ской пущи, где прошло мое детство в Кобринском районе, и она действительно для меня «как чудо, как песня» — непосредственная и самая дорогая.

Во время занятий на полигоне в д. Новотроицкое (Амурская область)

Во время занятий на полигоне в д. Новотроицкое (Амурская область)

— Чем еще запомнилось Приамурье?

— Это место красивой природы и край хороших людей. Там все готовы помогать друг другу. Например, если я выезжал в командировку, а до города добираться 300 км, то, выйдя на дорогу в 8.00 утра, я знал, что к полудню точно буду на месте, потому что по пути остановится каждый водитель, будь он на тракторе или на крутом «джипе», и предложит помощь.

А еще Приамурье — это рыбный край. Помню, супруга всегда на рынке умела при покупке определить качество рыбы и наличие в ней икры, которой было в достатке…

После 13 лет службы на Дальнем Востоке семья Дмитрия Андреевича Климушко вернулась в Беларусь…

Сегодня годы службы, как и учебы в Москве, где курсантам в первое время хотелось только есть и спать от усталости, где его, сельского жителя, в отличие от москвичей, не напрягали отсутствие теплой воды и жизнь в полевых условиях, остаются в воспоминаниях майора запаса. Ушли в историю и ежедневные тренировочные занятия курсантов-старшекурсников на плацу в шинелях и с оружием, когда шла подготовка к параду советских войск на Красной площади в Москве в День Великой Октябрьской социалистической революции, которые начинались с 6 утра, притом без пропуска основных занятий. А сам праздничный день курсантов начинался в 4 утра. Ведь именно им, будущим командирам, предстояло ровной шеренгой, чеканя каждый шаг, представить свое учебное заведение на главном параде Советского Союза перед многомиллионной аудиторией.

Когда-то Московский военный институт (так сегодня называется Московское высшее общевойсковое командное училище) был Московской революционной пулеметной школой. История его начиналась 100 лет назад — в декабре 1917 года. В настоящее время — это единственный ВУЗ в России, имеющий право проводить выпуск молодых офицеров на Красной площади. Так что 2017 год для Дмитрия Климушко юбилейный вдвойне — ветеран Вооруженных Сил сегодня отмечает свое 50-летие…

Инна ВАСИЛЕВИЧ


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.