Стоят обелиски — как память…

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Являюсь постоянным подписчиком и читателем районной газеты. На ее страницах нахожу для себя много  интересного. Достаточно уделяется внимания  освещению развития предприятий агропромышленного комплекса, развитию села, агрогородков. Желательно, чтобы больше было публикаций из истории района, рассказов об интересных людях, о героическом прошлом нашего старшего поколения. А таких интересных и заслуживающих внимания людей вокруг нас очень много. Следует только задаться целью, внимательно присмотреться — и их обязательно найдешь. Из их уст можно услышать много интересного, открывающего новую страничку в истории.

Как известно, большинство районных центров нашей столичной области  относится к малым городам и каждый имеет свою неповторимую историю.

С одним из таких малых городов связана большая часть моей жизни, о чем я совершенно не жалею. Это — город Несвиж. Он известен далеко за пределами Беларуси. Здесь можно услышать и увидеть много интересного.

После окончания учебы на юридическом факультете БГУ я был по распределению направлен в этот районный центр, где проработал адвокатом более 40 лет. В настоящее время нахожусь на заслуженном отдыхе, а наше дело продолжает молодое поколение. Несвиж мне очень нравится. Здесь старина сочетается с современностью. Вокруг — озера, скверы, парки, исторические памятники. Что значит один только замково-парковый ансамбль, который ежегодно посещает более 400 тысяч человек! Сюда приезжают люди из различных уголков, чтобы полюбоваться стариной и увидеть новое.

Каждый памятник, улица имеют свою историю. Несвиж разрастается, в его границы влились близлежащие деревни, появляются новые жилые кварталы. У многих моих знакомых в паспортах значится, что родились они в деревне Огородники Несвижского района. Эта запись, конечно,  верна. Но такой деревни в настоящее время не существует. Хотя она была. И судьба ее довольно трагична. Эта небольшая деревушка с количеством примерно 50 дворов  находилась юго-западнее города, который был совсем рядом. Жители испокон веков занимались сельским хозяйством, некоторые трудились в городе. С переменой власти в сентябре 1939 г. все мечтали о лучшей жизни.  Начали поговаривать о коллективизации. Селяне сеяли и убирали выращенное, воспитывали детей, радовались и грустили, провожали в последний путь  поживших и поработавших стариков, когда наступало их время.

огородники1

Всё это текло закономерно, происходило по законам природы и общества, которые человек называет одним словом — порядок.

Так бы и шло всё по порядку, если бы не война. Она смерчем ворвалась в мирную жизнь деревни. Многие ее жители ушли защищать Родину. Остались в основном женщины, старики, инвалиды и дети.

Несвижский район был оккупирован врагом в первые дни войны. Вводились новые порядки. Фашисты издевались над людьми, забирали скот, зерно, одежду. Жилось очень трудно, каждый день мог принести смерть.

Все ждали Победы и были уверены, что враг будет изгнан  и уничтожен. В районе оккупанты хозяйничали более 3 лет. За это время они зверски замучили  и расстреляли более 10 тысяч человек, уничтожили 7 заводов, 3 фабрики, МТС, 243 деревянных дома, 3 больницы, электростанцию, вырубили более 1 тыс. га леса. Пострадали памятники архитектуры, ценности из замка князей Радзивиллов были вывезены в Германию. Это далеко не полный перечень того, что натворили фашистские варвары.

За давностью времени мало уже осталось участников Великой Отечественной войны и очевидцев тех событий. И тем ценнее их воспоминания.

Коренные жители Огородников А.А. Язепчик, К.С. Шкраба, А.Г. Шумейко рассказывали о трагедии Несвижа и своей деревни следующее.

Им в то время не исполнилось 9 лет, но война оставила в памяти неизгладимый след. Помнят, как фашисты ворвались в деревню. Вскоре на площади города, которая просматривалась с Огородников, соорудили 2 виселицы, где впоследствии расправлялись с неугодными им гражданами. Был введен комендантский час, за несоблюдение которого следовал расстрел. Жители в годы оккупации находились в постоянном страхе, каждого терзала неизвестность: что будет дальше? Доходили слухи, что фашисты сожгли в республике немало деревень. Ложась спать, люди не знали, что их ждет ночью, утром.

Осенью 1941 г. все жители еврейской национальности были насильно согнаны в гетто, на их одежде спереди и сзади были нашиты 6-конечные звезды. Их жилье и имущество были разграблены. В корпусах замка разместился вражеский военный госпиталь для летчиков. Позже всех евреев во главе с их  раввином  под конвоем автоматчиков пригнали в парк, находящийся около замка. Заставили рыть длинный и глубокий ров, могилу для себя. Затем  построили вокруг рва и  расстреляли из автоматов и пулеметов. Спастись бегством никто не смог. Убитых и раненых сбрасывали в ров и засыпали землей. Рассказывают, что долго еще шевелилась земля, пропитанная кровью, были слышны стоны и плач. Рядом с этой могилой рос огромный тополь. Его богатырский ствол был изрешечен смертоносными вражескими пулями. После войны туристы часто выковыривали из ствола пули. Потом дерево начало сохнуть, образовалось дупло. Во избежание произвольного падения вынуждены были его спилить.

На месте расстрела людей был поставлен памятник, который стоит в настоящее время. Останки погибших с почестями погребены в братской могиле на городском кладбище. Тогда было расстреляно около 1,5 тысячи человек…

Лето 1944 г. выдалось  очень теплым, но не менее тревожным. Все надеялись на хороший урожай, но еще больше было надежды на приближающуюся Победу над врагом. Чувствовалось, что фашисты стали агрессивнее, старались перед кончиной уничтожить всё, что можно.

В начале июня 1944 г. из неизвестных источников просочилась информация о возможном авианалете на деревню Огородники с целью ее полного уничтожения. Жители начали сооружать в поле временные укрытия, где можно было спрятаться во время бомбежки. Использовали подручный материал (обрезки досок, бревен, камни). Маскировали их травой, дерном.

Все, конечно, понимали, что толк из этого небольшой. В подобном убежище можно укрыться от пуль, осколков, но от снаряда — бесполезно.

Каждая семья  имела такое укрытие. Всем хотелось жить. Услышав звук самолетов, все бежали в свои «норы». Ночевать оставались там же. Утром вылезали из укрытий, чтобы что-то сделать по хозяйству, покормить скот. По звуку научились определять, какой приближается самолет — вражеский или советский.

День 6 июня 1944 г. был обычным. По-прежнему стояла жаркая погода. Жители деревни собирались группками, беседовали, обсуждали обыденные вопросы, с надеждой на спокойный следующий день. С наступлением  сумерков начали расходиться в свои землянки. Ничто не предвещало трагедии, никто не мыслил, что через несколько часов многих из них не будет в живых, а деревня — сожжена врагом.

Около полуночи послышался страшный вой вражеских самолетов. Они направлялись прямо на деревню. Начали падать зажигательные бомбы, строчили пулеметы. Мгновенно вспыхнуло зарево, один за другим загорались дома, хозяйственные постройки, заборы, трава. Горело всё, что было нажито людьми честным трудом за долгие годы. Тучи черного дыма закрывали небо над деревней. Слышан был испуганный  крик и плач женщин, детей. Метались по улице и огородам коровы, лошади, некоторые сгорели в сараях. Самолеты делали заход за заходом. Когда бомбы начали падать рядом с землянками, люди бросились  убегать в разные стороны. По ним строчили из пулеметов.

Сбросив смертоносный груз, вражеские самолеты удалились. В небе над деревней клубился черный, едкий дым, всё вокруг заволокло копотью и гарью. Огородники почти полностью были уничтожены. Только несколько домов остались невредимы. На догорающих попелищах одиноко возвышались полуразрушенные дымоходы печей, слышались предсмертные стоны погибающей скотины, плач и крики людей. После бомбежки оставшиеся в живых и жители из соседних деревень пришли на место происшествия. Картина была ужасающей. На улице и огородах находили изуродованные осколками бомб и пулями трупы односельчан, лежащие в лужах крови.

Не досчитались почти 20 человек, среди них были женщины, дети.

Так, семья местного печника, известного в округе мастера Михаила Шкрабы погибла почти полностью. Трупы его самого, жены и дочери обнаружили на поле, а около них сидел малолетний сын. Он плакал и звал на помощь.

Из семьи Ивана Шибицкого остался в живых только он. Погибли сын, 2 дочери и жена, не стало брата Николая и 2 его сыновей. Смерть настигла также семью Александра Царя, никого в живых не осталось. Многие односельчане понесли тяжелую утрату, потеряв своих соседей, родных и близких. Тяжело было смотреть на похоронную процессию, но все понимали, что живым надо выживать.

Потихоньку люди начали приходить в себя. Некоторые перешли  временно проживать к родственникам в другие деревни, часть жителей взялась строить скромное жилье. Работали слаженно и дружно, помогая друг другу.

Долгожданное освобождение пришло в начале  июля 1944 года. Оно явилось результатом Минской наступательной операции 1-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского. В течение 3 суток продолжались ожесточенные бои местного значения за город Несвиж. На этом участке враг был довольно силен. Только к вечеру 4 июля воины 193-й Днепровской Краснознаменной стрелковой дивизии генерал-майора А.Г. Фроленкова во взаимодействии с партизанами бригады им. В.И. Чапаева и отдельного партизанского отряда имени А.А. Жданова окончательно освободили Несвиж. Мужественно сражались здесь воины Красной Армии и партизаны. Проявляя мужество и отвагу, героически погиб Ф.А. Усошин — активный и бесстрашный комиссар отдельного партизанского отряда им. А.А. Жданова, один из организаторов и руководителей партизанского движения на территории Барановичской и Минской областей, уроженец деревни Радица Крупского района. Он посмертно награжден орденом боевого Красного Знамени. Его именем названа одна из улиц г. Несвижа.

В боях за г. Несвиж отличились артиллеристы огневого взвода истребительно-противотанкового артиллерийского полка под командованием лейтенанта Н.П. Лещенко. В течение суток одним орудием взвод не давал возможности танкам и пехоте противника прорваться во фланг наших войск. Было уничтожено 5 танков. 5-й танк был подбит, когда до огневой позиции оставалось около 30 метров. Тяжелый бой одного советского орудия против 8 танков врага закончился победой. За этот беспримерный подвиг лейтенанту Лещенко было  присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Боевых наград также были удостоены его подчиненные. После войны Николай Павлович на День Победы неодно-кратно приезжал в Несвиж, вспоминал суровые военные годы. Его имя носит одна из улиц города. Он — почетный гражданин      г. Несвижа. Умер в январе 1990 г., похоронен на кладбище в родном Харькове в Украине. На развилке улиц, при въезде в Несвиж со стороны Столбцов, там, где сражались бойцы взвода Лещенко, установлены пушка и мемемориальный знак — в память о том сражении.

После изгнания немцев в земле, водоемах, кустах и в особенности  на месте боевых действий остались оружие, различные боеприпасы. Они таили в себе опасность для населения. Нередко можно было услышать, что во время строительных, полевых и других работ случайно  погибали люди, в большинстве случаев — дети.  Казимир Станиславович Шкраба, показывая свою правую руку, говорил: «Посчастливилось остаться в живых во время бомбежки деревни, так чуть не погиб позже». Детская любознательность, неумелое обращение с гранатой привели к несчастному случаю. В результате взрыва серьезно была повреждена кисть правой руки. Осталось только два пальца — большой и указательный. В армию в связи с этим не призвали. Думал, распрощается со своей давнишней  мечтой стать механизатором. Долго потом пришлось убеждать членов приемной комиссии  при поступлении на курсы, что отсутствие трех пальцев на руке не будет являться препятствие при управлении трактором. Наконец, согласия добился. Поступил на курсы и успешно их окончил. Успел в молодости поработать на целине. Затем более 45 лет — на сельскохозяйственных машинах различных марок в родном колхозе им. Кутузова. Трудился честно, профессионально, за что награжден орденами — имени Ленина, Трудового Красного Знамени,  многими медалями. Является заслуженным работником сельского хозяйства, почетным гражданином г. Несвижа.  Он ушел из жизни весной этого года.

Так трудилось большинство людей, такое было послевоенное поколение. Понимали, что надо быстрее восстанавливать народное хозяйство, поврежденное и уничтоженное войной.

Неузнаваемо изменилась за послевоенные годы деревня Огородники. Она отстроилась, разрослась, похорошела. Люди стали жить добротно. Почти в каждом дворе имеется одна, а то и несколько легковушек. Трудно увидеть лошадь. Приусадебные участки обрабатывают собственной малой техникой.  Стерлась грань между деревней и городом Несвижем.  В 60-х годах решением местных властей деревня официально стала частью  города. Улицу назвали Спортовой, видимо, потому, что рядом находился городской стадион. Немногим позже на месте стадиона возвели центральную районную больницу, а физкультурно-оздоровительный комплекс совместно со стадионом построили в другом микрорайоне. И улицу переименовали — она стала называться имени Сымона Будного. Такое название носит по сегодняшний день. И я теперь — ее житель.

В начале улицы С. Будного стоит гранитный памятник, всегда в цветах, на котором высечено: «У памяць аб ахвярах  фашызму, жыхарах вёскі Агароднікі, якія загінулі падчас фашысцкага авіяналёту ў ноч на 7 чэрвеня 1944 г.».

При прочтении этих строк суровеют лица прохожих, руки невольно тянутся к головным уборам…

Александр МАКАСЬ,

г. Несвиж. 

 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.