«Войну я встретил 17-летним юношей…» История жизни Самуила Парфеновича Емельянова

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

20 лет, с 1963 по 1983 год, участник Великой Отечественной войны Самуил Парфенович Емельянов отработал на Городейском сахарном заводе. Был главным  агрономом, заместителем директора. Много лет возглавлял первичную ветеранскую организацию Городейского поселкового Совета депутатов.

Несколько лет назад он заходил к нам в редакцию. Как-то принес рукопись, где изложил свои воспоминания о годах военного лихолетья, о том, что пришлось пережить, как боролся с фашистами на оккупированной территории и позже — на фронте.

Сегодня, готовясь встречать 74-ю годовщину освобождения Беларуси от гитлеровских захватчиков, мы снова обратились к воспоминаниям ветерана. Они — страницы истории нашего народа, которые помогают по крупицам воссоздавать реальную картину военных лет. А кто расскажет подробнее и правдивее, если не очевидцы тех огненных событий, люди, принесшие  человечеству свободу, люди, делавшие историю?!

Самуил Парфенович Емельянов

Итак, начинаем повествование Самуила Парфеновича Емельянова, уроженца Старых Дорог, 93-летнего жителя Городеи.

«Войну я встретил 17-летним юношей. К этому времени закончил 8 классов. Только началась война, мы, пятеро парней-комсомольцев, пошли по дороге на Бобруйск, но нас догнала немецкая танковая колонна. Пришлось вернуться обратно. Когда подходил к дому, меня схватили немцы и чуть было не расстреляли: думали, наверно, что я комиссар, но моему отцу удалось объяснить им, что я еще очень молодой. Так что тогда, в 1941-м, я чудом остался жив.

В городе Старые Дороги разместились военная комендатура, городская и военная управы. В них вошли и предатели, изменники родины, ставшие наемниками у самых наших злейших врагов — фашистов. Советских людей расстреливали, вешали, сажали в тюрьмы, издевались, как могли. Нас гоняли на работы в немецкий «военный городок». Помню, я однажды со своим товарищем не вышел на работу в воскресенье, так верзила-эсэсовец нас так избил резиновой палкой, что еле дошли домой.

В скором времени к нам домой начали приходить партизаны. Они знали, что мы люди советские, преданные. Мы с отцом получали от них задания. Сначала думали, как его выполнить, чтобы не подставить под удар наших товарищей. Затем отец с единомышленниками подорвал промкомбинат, который работал на немцев. Он так и не был восстановлен до конца войны. Я же решил уходить в партизаны. Со мной согласился и отец. А тут еще в начале декабря 1942 года к нам пришел хороший знакомый отца и сказал, чтобы мы в эту же ночь ушли в лес, иначе утром нас арестуют. Мы так и сделали. 13 декабря 1942 года меня приняли в партизанский отряд «Народные мстители». Командиром был наш знакомый врач Алексей Иванович Шуба. Отряд размещался в районе деревни Альбинск. В отряде со мной были мои отец, мать, сестра и брат. Я принял партизанскую присягу.

В первых числах января 43-го наш отряд передислоцировался в деревню Осовец Любанского района. В это время его численность возросла до 150 человек. Мы разгромили немецкий гарнизон в деревне Таль, что недалеко от Любани. Затем наш отряд был преобразован в партизанскую бригаду № 100 им. Кирова. Она была подразделена на отряды. Я был бойцом третьего отряда им. Фрунзе. Со мной находилась и сестра Лена. Отец служил в первом отряде им. Чкалова. Командиром моего отряда являлся Федор Трофимович Брусецкий, размещались мы в деревнях Криваль и Гастино.

Много славных боевых дел на счету нашей бригады и нашего отряда. В 1943 году разгромили гарнизон в деревне Макаричи, что в семи километрах от Старых Дорог, около железнодорожной станции Веркутино. В июле 1943-го уничтожили полицейский участок в деревне Дражно. Были убиты 65 полицаев и комендант-немец. В том же месяце мы разгромили немецкий гарнизон на железнодорожной станции Фаличи. В этой операции я спас раненого партизана Григория Усеню.

Опасный, можно сказать, трагический случай произошел в марте 1943 года, когда мы в деревне Рубежи разбили немцев. Но к ним пришло солидное подкрепление из Старых Дорог, и мы с товарищем оказались в кольце. Я понял, что они хотят взять нас живыми. Спасла осушительная канава, которая проходила рядом. Мы сбросили одежду и по канаве начали уходить, а двое фашистов на лошадях — за нами. Одного я убил, другой развернулся и ускакал прочь.

В течение лета 43 года систематически выходили на железную дорогу между станциями Уречье и Старые Дороги. Дорога сильно охранялась, но всё равно только за то лето под откос было пущено 27 поездов с живой силой и техникой, которая направлялась на фронт, но так и не дошла.

Однажды с командиром взвода Анатолием Гидраховичем мы «сняли» немцев-обходчиков на железной дороге, но и сами еле ушли живыми через реку вплавь. В период рельсовой войны в августе-сентябре 1943 года мы подорвали много рельсов, мостов, дорога была практически разрушена и продолжительное время не работала. Но и нас в течение этого времени беспрерывно бомбили немецкие самолеты. Три из них партизанам удалось сбить.

В августе 1943 года мы не дали фашистам забрать хлеб у крестьян нашей зоны. Хлеб стоял в снопах на полях. Немцы большой группой на машинах тянули молотилку для обмолота. Наша рота заняла оборону у деревни Глядовичи. Перед деревней дорогу заминировали. Первые немцы подорвались, завязался бой. К нам на подмогу подошли другие роты нашего отряда и другие подразделения нашей бригады. Мы гнали фрицев по дороге и били их из засад до самых Старых Дорог. Они, убегая, бросили молотилку и несколько машин. К вечеру мы возвратились в деревню. Крестьяне уже свезли хлеб с полей в лес, а нас встретили хорошим ужином.

Как-то сбили самолет, а летчика взяли живым. Я его потом отвозил в штаб Минского партизанского соединения.

Партизанская борьба была очень тяжелой и опасной: ежедневно большими и малыми группами уходили на боевые задания, неся фашистам и их прислужникам смерть.

Осенью 1943 года Красная Армия-освободительница пришла на белорусскую землю. В нашем направлении оказались «ворота» в немецкой обороне. Много мирного населения ушло через них за линию фронта. Я в составе группы партизан сопровождал обоз с продовольствием и стадо скота. Возвращаясь, мы набрали трофейного оружия и боеприпасов.  Приехали в расположение, а тут немцы начали блокаду партизан. Мы с боями отходили. Но всё-таки 6 партизанских бригад фашисты оттеснили на болота и окружили. Часто пролетал их самолет и сбрасывал листовки. Сначала в них говорилось: «Партизаны и партизанки, братья и сестры! К вам обращается Русская освободительная армия. Вы окружены! Кольцо окружения непоколебимо! Сдавайтесь! Мы ваши спасители!». Никто не сдавался, ни у кого даже мысли такой не появлялось. А затем самолет сбрасывал листовки другого содержания: «Бандиты! Вы будете уничтожены!». Вот такими мы оказались «братьями и сестрами». И началась смертельная схватка. У нас было много раненых, люди болели тифом. Но нам отступать  было некуда. Много фашистов полегло на болотах от партизанских пуль, а нас от гибели спасло то, что по ночам прилетали самолеты с Большой земли и сбрасывали бое-припасы. Утром  мы снова вступали в смертельную схватку с фашистами. Затем мы стали выходить из окружения мелкими группами. Нас шло четверо, и вышли метрах в 500-х от немецкой засады. Светало. Гитлеровцы нас заметили. Кругом метель, пурга. Мы спрятались в кустарнике и обсыпались снегом — замаскировались. Метрах в 50-и от нас  немцы — человек 25 — остановились. Решили перекурить. Составили пулеметы. Затем один из них пошел в нашем направлении. В 20-и метрах от меня остановился, всмотрелся, а потом развернулся и пошел обратно — не заметил нас в заснеженном кустарнике. Так чудом мы остались живы, хотя до этого все четверо решили: живыми не сдадимся. Блокаду немцы сняли в марте 44-го.

В мае 1944 года наша бригада собралась у деревни Альбинск. С освобожденной территории прилетел генерал для встречи с партизанами. Говорил о событиях на фронтах, а в конце выступления сообщил, что в ближайшее время Красная Армия начнет наступление по всему фронту. И наша задача — помочь регулярным воинским частям. Самолетами нам доставляли патроны, гранаты, мины, продовольствие. В июне мы пошли навстречу фронту, остановились недалеко от немецкой линии обороны. Окопались в индивидуальных ячейках на расстоянии вытянутой руки друг от друга. 26 июня всё началось с сильнейшей артподготовки нашей армии. Затем послышалось: «Ура!». Советские войска пошли в наступление. Немцы начали отступать — а тут наши мины… Фашисты были окружены, многие убиты.

Радости встречи с нашими войсками не было предела — все обнимались, целовались. Потом с военными на машинах и бронетехнике поехали по нашей партизанской зоне. В деревне Макаричи разгромили немецкий гарнизон и 28 июня вместе с 37-й механизированной бригадой, которой командовал полковник Куликов, освободили Старые Дороги.

29 июня состоялся митинг партизан и населения города и близлежащих деревень. На нем выступил наш командир Алексей Шуба.

До августа 1944 года я находился в истребительном батальоне в Старых Дорогах. Ловили отступающих бродячих солдат «непобедимой немецкой армии» и их холуев — изменников родины.

В августе 44-го меня призвали в Красную Армию. Войну закончил на II Прибалтийском фронте, участвовал в разгроме Курляндской группировки немецко-фашистских войск. Демобилизован  в марте 1947 года…».

Самуил Парфенович за свой ратный труд награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.

Он, пока позволяло здоровье, активно участвовал в районных мероприятиях,  проводил большую патриотическую работу, встречался со школьниками, рассказывал о партизанских и фронтовых буднях. Патриотическое воспитание подрастающего поколения — эту задачу Самуил Парфенович ставил перед собой и ответственно выполнял ради самой  благой цели: чтобы сохранить  и укрепить мир на родной  земле.

Подготовила

Тамара ПРАЛЬ-ГУЛЬ.

Фото из архива редакции.

 


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.