В памяти народной

Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Международный медиаклуб «Формат А-3»в период пандемии работает в удаленном формате. Мы продолжаем знакомить наших читателей с темой очередного заседания.

— Повод собраться — 22 июня, трагическая годовщина нашей истории, день, когда началась Великая Отечественная война и когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз. Но в связи с тем, что в этом году этот день проходит буквально накануне юбилейного парада Победы в Москве, он всё равно, несмотря на весь свой драматизм, имеет некоторый праздничный оттенок. Мы понимаем, что миллионы жертв не напрасны, что благодаря усилию народов СССР враг был повержен, удалось сломать хребет нацизму и освободить не только свою страну, но и Европу от порабощения, — начал встречу модератор беседы, кандидат исторических наук Вадим Гигин. — Благодаря поддержке Международного медиаклуба «Формат А-3», мы сегодня сможем поговорить с создателями фильма «Брестская крепость» — одной из лучших кинолент последнего времени о Великой Отечественной войне.

Вспоминая свой самый известный фильм о войне, режиссер Александр Котт рассказал, что перед началом съемок были досконально изучены материалы, хранящиеся в мемориальном комплексе «Брестская крепость-герой».

— Это была практически научная работа, потому что мы рассказывали о реальных людях: Кижеватове, Фомине, Гаврилове. Всегда, когда берешься за тему, в которой есть реальные герои, очень важно с одной стороны не уйти в документальное кино, с другой — сохранить интонацию и не выдумывать. Максимально старались идти от реальности. Более того, в фильме есть кадры, снятые по фотографиям, которые мы увидели в музее, — признался режиссер.

На вопрос зрителей: «В чем залог успеха этого фильма? Почему не очень у современников получается снимать о войне?» ответил Андрей Мерзликин, сыгравший в фильме роль одного из руководителей обороны крепости Андрея Кижеватова:

— То, что люди пытаются за-трагивать важную тему, — это всё-таки положительная тенденция.  Конечно, сложно было в сжатые сроки снять такое кино. Но Александру Константиновичу оказывали мощную поддержку российская и белорусская группы. Снимали и непосредственно на территории Брестской крепости, помогали работники мемориала, они открыли архивы, которые обычно вообще никому не показываются. Если на экране отобразить весь ужас происходившего, то людей отпугнет. Но когда ты знаешь об этих документальных страшных фактах, то понимаешь, что на самом деле вопрос шел об агрессии непомерного масштаба, что раньше люди с такой бесчеловечностью не сталкивались. Вся драма — как сохранить человеческий облик, когда приходит не просто война, а война со звериным оскалом. Ты пропускаешь через себя, как через приз-му, вопросы: а что бы ты сделал? А смог бы так?

Андрей Мерзликин также вспомнил, что премьера фильма была незабываемой:

— На территории Брестской крепости 22 июня 2010 года установили большой экран, поставили лавочки на берегу реки Мухавец. Присутствовали и ветераны, участники тех событий. И когда в четыре утра забрезжил рассвет, для нас трехчасовой фильм закончился, а для тех героев, которых мы играли на экране, всё только началось. И был очень сильный эмоциональный эффект. Никто в конце фильма не начал разговаривать, делиться впечатлениями. Помню только, как кто-то первый взял подарочные сувенирные фляжки, на которых было написано «Брестская крепость», подошел к реке, набрал воды и пошел в сторону памятника «Жажда». И стал солдату выливать воду. И после так сделал каждый гость. Эта молчаливая акция впечатлила сильнее, чем какие-либо отзывы. Я уехал с ощущением того, что произошло что-то важное. Более того, что-то важное для меня.

Александр Котт:

— Многие говорят, что ты не был на войне. Это правда. Но всё равно существует некая генетическая память. И так или иначе мы все воспитаны на советской литературе и советских фильмах, и поэтому ощущение того, что тогда происходило, у меня присутствовало. Более того, когда снимаешь, то думаешь, а кем бы ты стал в той ситуации лично? Героем? Предателем? Что бы ты чувствовал? Как бы ты переживал? Мы прожили этот фильм по-настоящему.

Я успел побывать пионером и комсомольцем. Даже не знаю, откуда возникает это самое ощущение правды. Тебя ведет и ведет… Молодое поколение тоже очень разное. Десять лет тому назад смотрели фильм с интересом. Как сегодня? Не знаю. Есть дети, которые считают, что Гитлер — футболист сборной Германии, но это вопрос воспитания в семье… У меня нет рецептов. Не уверен, что сейчас фильм зайдет. Детям скорее зайдет «Сталинград», яркий, в три D, «Легенда     № 17», «Движение вверх» — эти фильмы тоже воспитывают некий патриотизм, они тоже вдохновляют. Но дети растут, может когда-то они захотят посмотреть и «Брестскую крепость». Люди вырастают — и иногда в 20-30 лет решаются перечитать «Войну и мир». Я впервые прочел Достоевского, когда уже был достаточно взрослым…

Я против искусственного поливания патриотизмом, на уровне жесткой пропаганды, когда люди не понимают, о чем говорят… Дико против, чтобы в детском садике малышей одевали в военную форму, с медальками. Я знаю ценность этим медалькам, потому что это всего лишь костюмы. Патриотизм — это чувство очень личное, оно есть у всех. Задача — не превратить его в общее место. Ты любишь родителей, Родину… Ты имеешь возможность уехать и жить в другой стране, но понимаешь, что уже через десять дней тянет домой. Это необъяснимо. Дети другие. И мы когда-то были другими. Кино смотрится и сейчас, говорю это без кокетства. Я вчера одним глазом его посмотрел, потому что давно не видел. Оно современно снято. Оно и сегодня не вызывает отторжения.

На онлайн-встрече ряд спикеров высказал мнение, что данный фильм не совсем понятен новому поколению. Журналисты поинтересовались у актера Андрея Мерзликина, сыгравшего в «Брестской крепости» лейтенанта Кижеватова, было бы место массовому подвигу, случись война сейчас.

— Абсолютно да, — ответил он. — Даже не задумываясь. У нас очень пассионарное общество, мы ради общего дела готовы пожертвовать личным, просто иногда мы об этом не знаем. Беда очень объединяет людей. Мне кажется, наши народы они так устроены.

Второй секретарь ЦК КПБ   Георгий Атаманов:

— Я — сын фронтовика. Мой отец сержантом закончил войну, мой дед погиб под Смоленском, и мы его искали, потому что бабушка получила извещение о том, что он пропал без вести. И я его нашел только в 2012 году, поскольку открылся мемориал с именами всех героев войны. Там была запись, где погиб и где похоронен мой дед. К сожалению, мои родители, их братья и сестры об этом так и не узнали… Сегодня молодежь воспринимает те далекие от нее события несколько иначе, но генетическая память, о которой говорил Александр Котт, существует, — вступил в разговор второй секретарь ЦК КПБ Георгий Атаманов. — Если в семье родители рассказывают детям о войне, помнят предков, чтут традиции, уважают культуру, то вырастет нормальный, патриотически настроенный ребенок. Сегодня много попыток сфальсифицировать, переписать историю, много неправды, наносного… Эти лжеисторики — наследники тех, кто на нашей святой белорусской земле был внуком полицаев… Об этом тоже нужно напоминать молодежи. Однако свято чтить мы должны только тех, кто защищал Родину. Поскольку в мире всего две святые женщины — женщина-мать, которая дарит жизнь, и Родина-мать. И мы ее будем защищать столько, сколько хватит сил.

Отвечая на вопрос журналиста, почему после «Брестской крепости» режиссер больше не снимал фильмов про Великую Отечественную войну, Котт ответил, что ему предлагали много сценариев о войне, но он был просто не готов возвращаться к этой теме, так как пережил историю Брестской крепости достаточно эмоционально.

Далее в процессе беседы он уточнил, что сейчас работает над одним подобным проектом.

— Проект — про Карла Ильича Элиасберга, который собрал оркестр в блокадном Ленинграде, и они исполнили Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича. Состоит он из восьми серий… Потихонечку выходим из карантина, начнем в конце лета — осенью снимать. Выйдет в следующем году в августе, потому что исполнение симфонии было 9 августа», — уточнил он.

Режиссер отметил, что исполнением этой симфонии было важно показать всему миру, что город жив. Музыкальное выступление оркестра транслировали по радио, а также по громкоговорителям городской сети. Симфонию слышали не только жители Ленинграда, но и осаждавшие его немецкие войска. Новое произведение Шостаковича потрясло слушателей, вселило уверенность и придало силы защитникам.

В чате ЗУУМа отметили, что «Брестская крепость» — фильм, который хвалили даже агрессивно настроенные киноблогеры, что картина все два с лишним часа держит зрителя в напряжении… А потому, мол, готовы простить авторам отдельные «шероховатости» или несоответствия.

— Я была когда-то в Москве на встрече с Сергеем Параджановым в Доме кино. Он тогда собирался снимать «Слово о полку Игореве», — вспоминала киносценарист Вера Савина. — Он рассказал, что на худсовете было много претензий: режиссер хотел одеть русское войско не в шлемы, а в такие железные воронки, куда обычно наливают жидкости. К этому члены худсовета отнеслись отрицательно. На что Параджанов ответил: «Во что будет одето русское войско, не важно, гораздо важнее, как заплачет Ярославна на стене Путивля». И сегодня мы должны говорить прежде всего о художественности, о силе воздействия, об образах и героях. Мне кажется, что это Великий фильм о Великой войне. Он вызывал редкое для меня в последние годы ощущение — сочувствие и сопереживание. Очень сильные эмоции. Сегодня чаще всего фильмы о войне смотришь в лучшем случае с любопытством. А в этой истории душа болит. И это важно. Герои фильма напомнили мне самураев, для которых такие понятия, как честь, доблесть, любовь к родине и близким в жизни первостепенны. Спасибо вам за картину!

Вопрос зрителей Мерзликину: «Вы идете в ногу с молодежью? Находите ключик к сердцам молодых?»

— Я еще к себе ключик подбираю… я сам давно не видел этот фильм. Сын Федор, ему 13, попросил посмотреть его, собрал всех друзей. Я вытащил телевизор прямо на улицу, позвал всех соседей. Взрослые видели картину, а дети впервые смотрели это трехчасовое кино. Увлеклись так, что не заметили, что комары всех искусали. Причем смотрели и 7-, 8-, 13-летние, и им было всё понятно. Лозунгов, плакатов в этом кино нет, никто ни к чему не призывает. Эмоцио-нальность, документальность, простота. Уверен, что картина с годами не потеряет своей актуальности. Вопрос внутреннего воспитания — если родители сказали, что всё это ерунда, то тогда не стоит вообще рассуждать, зайдет ли этот фильм молодым или нет… «Брестская крепость» сделана по всем требованиям современного зрителя, по канонам современного кино.

Киносценарист Александр Нилов:

— Абсолютно выдающаяся картина. Когда-то Угольников говорил, что ее хотели выдвинуть на «Оскара». Почему не выдвинули? Для меня совершенно понятно. Все советские и россий-ские фильмы о войне созданы на основе либо реальных событий, либо на основе выдающихся литературных произведений, написанных в большинстве своем писателями-фронтовиками. Если же сравнивать с фильмами подобной тематики, которые выпускались на Западе, в Голливуде, например, «Спасение рядового Райана» или же «Ярость», на мой взгляд, это в чистом виде пропагандистское кино. Отличное, мощное, пропагандистское кино. Добротно сделанное и оцененное, кстати, соответствующим образом. Но речь идет о сути происходящего. Ведь то, что там показано, это чисто выдуманная история. В реальности не было такого! Если бы «Брестская крепость» по-честному дошла бы до номинации «Оскар», думаю, что взяла бы не одну статуэтку. И Андрей Мерзликин — первый на эту роль! Андрей хорошо сказал по поводу песни Агутина. Я тоже считаю, что она выдающаяся, считаю, что она закольцевала фильм… Титры идут, песня звучит, и ты сидишь, как завороженный, под ощущением увиденного…»

Александр Котт:

— Нет, на премию не рассчитывал… Настраиваешься, а потом не получаешь — это плохо. Картину должна была представлять страна. Но ни Россия, ни Беларусь фильм не выставили. Я не расстроился. Потому что потом сходишь с ума, переживаешь… а всё окажется мыльным пузырем. Конечно, было бы приятно, но я не рассчитывал.

Доцент кафедры литературно-художественной критики факультета журналистки БГУ, кандидат филологических наук, Владимир Капцев:

— Я смотрю на поколение Z немного с другой стороны, потому что имею опыт работы в гимназии в 9-х классах. В этом году программа по литературе атомная. Там и «Евгений Онегин», и «Герой нашего времени», и советские авторы… Как вы думаете, какое произведение на детей произвело самое большое впечатление? Повесть Бориса Василь-ева «А зори здесь тихие». Дети с удовольствием смотрели одноименные фильмы, поставленные по этому произведению. И к моему удивлению, им больше понравился черно-белый вариант Станислава Ростоцкого. Со мной на сегодняшней встрече — девочка-гимназистка, которая в этом году поступает на журфак БГУ. Она вчера пришла в восторг от «Брестской крепости». Пришла, чтобы увидеть авторов кинофильма. Помню, встречались как-то с дочерью Адамовича. Она рассказывала, что отец, когда писал свое произведение, на листочке порядка 10 жанров отмечал для себя, причем некоторые он сам придумал. Так что здесь сложно сказать, что это — хроника, эпопея, история человеческих судеб — или всё вместе взятое. И если поколение Z будет воспринимать это как нон-фикшн, то ничего плохого в этом нет. Кстати, «Брестская крепость» рекомендована к просмотру, она попала в школьную программу.

Вадим Гигин:

— В Париже есть площадь Сталинград, метро Севастополь….

Георгий Атаманов:

— Что хорошего — французы помнят о Сталинградской битве, лучше, чем в Москве? Это печально…

В заключительном слове Александр Котт и Андрей Мерзликин признались, что не ожидали такого глубокого и проникновенного разговора. Они благодарили всех участников и просили передать привет любимому и близкому их сердцам Бресту.

Дмитрий ЯЩЕНКО.


Поделитесь с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.