Записки адвоката. Цена зависти

В одном из сельхозпредприятий завершились осенне-полевые работы. Несмотря на не очень благоприятные условия, был собран неплохой урожай зерновых и других культур. Основную нагрузку в этот ответственный период несли, конечно, механизаторы. Было проведено  общее собрание тружеников, подведены итоги, в торжественной обстановке поощрены передовики, состоялся праздничный концерт.

Было решено, исходя из материальных возможностей хозяйства, до начала весенней посевной кампании приобрести два новых трактора МТЗ и несколько навесных агрегатов для обработки почвы (культиваторов или лущильников).

Действительно, накануне посевной на машинном дворе появились два новеньких трактора марки МТЗ синего цвета, пригнанные прямо с завода-изготовителя, а с «Гомсельмаша» поступили два культиватора. Трактора были более современные, повышенной проходимости и мощности. Таких в хозяйстве еще не было. Любой из механизаторов желал бы работать на такой технике. Но все прекрасно понимали, что их отдадут наиболее опытным и дисциплинированным. Все зависит от решения руководства.

Через неделю на утренней разнарядке главный инженер, собрав всех механизаторов в гараже, объявил, что решением правления хозяйства по согласованию с инженерно-технической службой новые трактора закреплены за механизаторами Иваном Подлипским и Павлом Игнатовичем и вручил им ключи. Возражений публичных не последовало, и все разошлись по рабочим местам. Возможно, кто-либо и проявлял недовольство, но не подавал вида.

Приближалось время посевной. Работы в колхозе прибавилось. Надо было пахать, культивировать почву, вносить удобрения, сеять.

Павел Игнатович в тот день занимался культивацией под посев кукурузы. Сначала всё шло нормально, затем он почувствовал сбои в работе двигателя. Тот начал терять мощность, дергаться, из выхлопной трубы повалил черный дым. Затем двигатель заглох. Опытный  механизатор понял, что двигатель серьезно поврежден. О случившемся он сообщал главному инженеру. Вскоре тот прибыл на поле, трактор отбуксировали в ремонтную мастерскую. Начали устанавливать причину неисправности, искать поломку. Наружный осмотр ничего не дал. Пришли к выводу, что поломку следует искать внутри двигателя, а для этого его надо вскрывать. Поскольку  трактор стоял на гарантии, вызвали представителя завода-изготовителя. С его участием вскрыли двигатель, проверили другие системы. Причина выхода техники из строя стала очевидной. В двигателе, топливном баке, насосе, трубопроводах обнаружили большое количество металлических опилок. Комиссия пришла к выводу, что это явилось причиной поломки. Напрашивался вопрос: кто же мог это сделать? Решили, что это дело рук кого-то из своих. Как и положено, сообщили в прокуратуру района. Возбудили уголовное дело. Расследованием занялся сотрудник Следственного комитета. Ущерб для хозяйства являлся значительным, тем более, что во время посевной кампании был выведен из строя новый трактор. Сельчане  поговаривали, что это сделал кто-то из зависти, что новый трактор достался не ему, а другому человеку.

Прибыв в хозяйство, следователь ознакомился с обстановкой, коллективом, документацией. В первые два дня допросил всех механизаторов, слесарей-ремонтников, сторожей, уборщиков, работников инженерно-технической службы и многих других. Он усомнился в правдивости показаний отдельных свидетелей, и в частности, — механизатора Николая Нестера. Пригласил его на повторный допрос к себе в кабинет на следующий день. Вел себя свидетель настороженно, отвечал невнятно, нервно мял в руках свою кепку, но вину не признавал. Следователь был уверен, что тот говорит неправду. Когда возникают подозрения в отношении лица в совершении им преступления, следователь вправе задержать подозреваемого на 3 суток до выяснения обстоятельств. Этим правом следователь воспользовался. Нестера задержали с помещением в изолятор временного содержания. Переночевав в изоляторе, он утром признался следователю в совершении преступления. Впервые побывав изолированным, понял, что такое свобода, и подробно изложил обстоятельства дела. Пояснил: позавидовал, что новый трактор закрепили не за ним. Получив заработную плату, которая была меньше, чем у Игнатовича, выпил и решил вывести из строя этот трактор. Вечером незаметно прошел на тракторный двор. В мастерской черпанул ведром опилок из-под точильного и токарного станков и насыпал их в горловину двигателя и топливный бак трактора и незамеченным ушел из гаража. На следующий день одумался, понял, что совершил преступление, но было уже поздно…

Состоялось выездное заседание суда, которое проходило в сельском Доме культуры. Собралось много людей. Опустив голову, Нестер рассказывал о событиях того дня, отвечал на вопросы прокурора, адвоката, в содеянном раскаивался, просил строго не наказывать, ссылаясь на подпитие, не понимал, что оно является отягощающим вину обстоятельством.

Суд учел всё хорошее и плохое, признал Николая Нестера виновным в умышленном повреждении имущества, повлекшим причинение ущерба в значительном размере и назначил ему наказание в виде ограничения свободы, взыскав в пользу хозяйства ущерб, причиненный преступлением.

После оглашения приговора, уходя из клуба, односельчане рассуждали по-разному. Одни считали наказание суровым, коллеги-механизаторы удивлялись, до чего мог Николай додуматься. А один, преклонного возраста, сказал: «Если бы такое произошло в мое время, так долго не разбирались бы и домой он вряд ли вернулся бы».

Домой Нестер вернулся через полтора года. Проситься на работу в свое хозяйство не пошел. Было стыдно. Ведь когда-то здесь его семье выделили благоустроенный дом, а он подвел всех — товарищей, семью, весь коллектив. Нашел другую работу. О прошлом старается забыть, но иногда не получается…

Александр МАКАСЬ,

г. Несвиж.

P.S. Имена и фамилии людей в публикации изменены.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.