«… Сейчас я понимаю, что мы жили в нормальной стране. Если бы ее не оболгали. Не развалили, не растащили по кускам. Даже сейчас, живя в Америке и будучи богатым человеком, я понимаю, что идея равенства людей и социальной справедливости была самой великой идеей, которая могла появиться в нашей цивилизации. И которую мы продали и отвергли».

(Дронго, герой романов

Чингиза Абдуллаева).

Бытует мнение, что люди старшего поколения, с грустью и благодарностью вспоминая о Советском Союзе, ностальгируют не о нем как о государственном строе, а о годах своей молодости. Может быть, отчасти так. Но, по большому счету, в этом государстве мы жили в мире и спокойствии, пусть небогато, но ведь благополучие росло на наших глазах. Бесплатно лечились, бесплатно учились, получали любимые профессии. Прекрасное образование давалось студентам в «политехе», нынешнем БНТУ, столетие которого отмечалось в декабре 2020 года, в моей альма-матер — БГУ, вековой юбилей которого отпразднуем осенью текущего года, в других учебных заведениях. И разве не убедителен тот факт, что в наших простых крестьянских семьях, где не каждый родитель умел читать и писать, дети получали высшее образование?! В качестве примера могу привести многодетную семью Николая Николаевича и Надежды Викентьевны Русак из нашей деревни За-турья. Из нее вышли учительница, инженер-строитель, ученый-математик, ученый-физик. А таких фактов было множество!

Успешно работали восстановленные после войны заводы и фабрики, колхозы и совхозы, создавались новые предприятия. Люди трудились с радостью, с воодушевлением. Гордились своими достижениями. В 70 — 80-х годах Беларусь занимала первое место среди республик СССР по производству силосоуборочных комбайнов и калийных удобрений, 2-е — грузовых автомашин, химических волокон, мотоциклов, наручных часов, 3-е — тракторов, станков, стекла, телевизоров, мебели, чулочно-трикотажных изделий и других. Мы помним открытую улыбку Юрия Гагарина — первого в мире космонавта. 12 апреля 2021 года исполнилось 60 лет со дня его полета в космос. Со всем советским народом мы ликовали, когда услышали, что советский человек первым поднялся к звездам. Мы плакали, когда Гагарин погиб. Потому что это был НАШ летчик-космонавт. Мы гордились и гордимся, что в «звездной» семье есть уроженцы Беларуси: космонавты Петр Климук, Владимир Коваленок и Олег Новицкий, который 9 апреля сего года в третий раз отправился работать на международную космическую станцию.

Белорусы, вместе с представителями других народов СССР, трудились в разных уголках огромной страны. Поднимали целину в Казахстане, разведывали нефть и газ и добывали их на российском Севере и в Западной Сибири, строили Байкало-Амурскую магистраль, добывали уголь в Донбассе, несли военную службу в заполярном Мурманске и южной Кушке. Храню, как реликвию, удостоверение к знаку ЦК ВЛКСМ «За освоение новых земель» старшей сестры, которые она получила в 1957 году.

Я не идеализирую реалии той жизни. Были трудности, неправильные решения, просчеты… Но это было наше Отечество. Могучая сверхдержава.

В 80-х — начале 90-х годов я жила в сибирском городе нефтяников Лангепасе, который построили белорусы. В редакции нашей городской газеты работали русские, белорусы, украинцы, уроженцы Казахстана, Азербай-джана и Башкирии. А сам город был еще более интернациональным. Но мирным, дружелюбным. Мы дружили с семьями русских, евреев, украинцев, татар, много там было смешанных семей: он — белорус, она — башкирка; он — татарин, она — русская.

Нас с детства, со школы воспитывали в духе патриотизма. Учили любить Отчизну, уважать человека труда, самим прилежно учиться и добросовестно работать. Мы воспитывались на умных, хороших, с глубоким содержанием книгах и фильмах, на рассказах отцов и дедов, победивших в Великой Отечественной войне. Беларусь внесла огромный вклад в дело Великой Победы. Поэтому вошла в число учредителей Организации Объединенных Наций. Мы воспитывались на песнях высокого гражданского звучания. Помните? «Раньше думай о Родине, а потом о себе». С красными пионерскими галстуками, с комсомольскими билетами у сердца мы дерзали, стремились делать добрые дела. Вдохновляло чувство причастности к созиданию, чувство единения в одной большой интернациональной семье. Люди были добрее, человечнее, искреннее. Это сейчас доброта стала немодной.

Нахожу в СМИ статьи на эту тему кандидата исторических наук из Гродно Владимира Егорычева. «Я родился и вырос в СССР.  И этим горжусь. Эта страна, помимо многих достижений мирового масштаба, дала большинству своих граждан хорошее образование, воспитание и твердые моральные и идеологические установки», — это его слова. А еще недавно прочитала в интервью с народным артистом России Львом Лещенко: «Мне жаль людей, которые не жили в Советском Союзе. Потому что они не знают, как можно иначе общаться, дружить, преодолевать трудности, радоваться какой-то покупке на скопленные деньги».

Благодарю своих читателей за добрые отзывы на первую публикацию из цикла о том, как мы теряли свою великую Державу («НН» за 26 марта 2021 года). Это — мои ровесники или люди немного старше. Советское прошлое  — их молодость, добросовестный труд на благо общества, их жизнь. Как дань уважения их созиданию, дань уважения нашей общей Родине — эти строки.

Многое нам дал социалистический строй. Поэтому в марте 1991 года на референдуме большинство и голосовало за сохранение Союза, обновленного, но — единого. Народ страны, находящейся в кризисе, ждал коренных, но поступательных изменений.

Но 8 декабря 1991 года, в 14 часов 17 минут, в правительственной резиденции в Вискулях Брестской области высшие руководители Беларуси, России и Украины С. Шушкевич, Б. Ельцин и П. Кравчук подписали Беловежское соглашение — исторический документ, которым извещали мир, что «Союз как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование». На договоре 1922 года об образовании СССР был поставлен крест. Эта новость шокировала. Нас обманули, вытерли ноги о мнение большинства. Хотя воля народа — это самый важный аргумент в пользу сохранения страны. Но нашу страну разрушили. Конечно, разрушать легче, чем создавать, чем путем неимоверных усилий, грамотно, твердо выводить ее из кризисной ситуации, вместе противостоять всем вызовам. Неумение и нежелание центра находить решения политических и национальных конфликтов дискредитировали в глазах населения КПСС и властные структуры. Честолюбивые, амбициозные политики, «заточенные» на собственную власть, на главенство законов республик над союзными, в условиях острой конфронтации России и центра, решили одним росчерком пера похоронить нашу Родину, страну, которую на протяжении многих десятков лет строили люди нескольких поколений. Документ этот был написан командой Ельцина за ночь. И делалось всё в строгой секретности. Президент России Ельцин после подписания первым делом доложил об «этом важном событии» американскому президенту Дж. Бушу (старшему), подчеркнув, что «Горбачев еще не знает этих результатов». Премьер-министр СССР Николай Рыжков (он был им с 1985 г. по декабрь 1990 г.) в воспоминаниях назвал содеянное «коллективным злодеянием». Понимая, что натворили, заговорщики боялись ареста, с тревогой ждали, как поступит Президент СССР М. Горбачев, пишет Н. Рыжков, подчеркивая: «Верховная власть имела и законное право, и реальную силу, чтобы решительно и быстро нейтрализовать сепаратистскую выходку, […] резко повернуть руль управления страной в сторону действительного восстановления политической стабильности. […] М. Горбачев оставался Верховным Главнокомандующим, и было достаточно одного президентского слова, чтобы от «подписантов» и их документов не осталось и следа. Ведь речь шла о судьбе величайшей державы, о трехсотмиллионном народе, о глобальном равновесии мировых сил. Но не было этого твердого слова от человека, поклявшегося сохранять и защищать Союз. Президент страны, полтора года назад поклявшийся на Конституции СССР свято хранить единство государства, обязан — подчеркиваю, безусловно, обязан! — выполнять данное им слово!». Но Горбачев и не собирался этого делать. Как вспоминал украинский писа- тель Борис Олейник (до 1991 года — заместитель председателя Палаты национальностей Верховного Совета СССР), Горбачев однажды, в минуту откровения, признался, что поклялся разрушить «эту прогнившую систему».  Позже, в 1999 году, выступая в Американском университете в Турции, Горбачев сказал, что целью всей его жизни было уничтожение коммунизма. И этот человек являлся Генеральным секретарем ЦК КПСС. Какой цинизм! Не зря в бывшем Союзе за ним закрепился статус «Отступника Всех Времен и Народов».

В нашем лексиконе появилось клише — «лихие девяностые». В марте 2021 г. услышала с экрана телевизора руководителя фракции КПРФ в Госдуме России Геннадия Зюганова:

— Это не лихие девяностые. Это — годы невиданного предательства.

В 90-х годах нам не стало чем гордиться. И предательство своего народа лидерами обернулось для простых людей огромным горем.

Некоторые руководители союзных республик, национальная элита так стремились быстрее уйти от опеки центра, стать полновластными хозяевами у себя, что не порешали ни национальных вопросов, ни вопросов границ, законодательства, экономики и финансов, и вообще забыли о своих народах, часть которых составляло «некоренное» население, русскоязычное, до этого вместе со всеми создающее блага той или иной союзной республики, и его права там никак не были защищены. А ведь межэтнические и политические распри, усиляющиеся информационной, идеологической атакой Запада на СССР, на фоне «перестройки» радикализировались. Уже в 1986-м произошли столкновения в Якутске студентов-якутов и русской молодежи. В Алма-Ате тысячи молодых казахов организовали беспорядки на национальной почве. В 1987-м с новой силой вспыхнул национальный конфликт в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджана. Пролилась кровь в Ошской области Киргизии. В 1989-м столкновения узбеков с турками-месхетинцами произошли в Фергане. Развивалось движение немецкого населения за восстановление автономии. Уже были «ночь саперных лопаток» в Тбилиси в 1989 году, «черный январь» в Баку в 1990-м, кровопролитие в Вильнюсе в 1991-м. Разрушение многонациональной семьи народов СССР породило споры о границах между бывшими союзными республиками и внутри их: Грузия — Абхазия и Южная Осетия, Молдавия — Приднестровье, Украина — Крым, Россия — Чечня…

Тревога о дне завтрашнем усилилась. Как усилилась и миграция населения. Из нашего сибирского города Лангепаса некоторые тоже уезжали на Большую землю, опасаясь потерять там жилье, остаться за границей — уже не было веры в законы и действия правящей верхушки, в то, что они будут приниматься и предприниматься с учетом интересов рядовых граждан. Разлучались и распадались семьи. Уходила опора из-под ног. Боясь, что новые власти Республики Беларусь примут новые законы — отменят, например, бронирование жилья, и могу остаться без своей квартиры в Несвиже, в 1993 году вернулась на малую родину и я. Из другого государства. С советским паспортом. Предстояла длительная процедура проверки паспортным столом приобретения белорусского гражданства, обмена паспорта, прописки. Понимала: юридически, наверно, всё это правильно, но было неприятно: здесь родилась, 30 лет жила, училась, работала, а теперь — чужая. Помню, когда ездила с  5-летней дочкой в сельский Совет за справкой с места рождения, водитель рейсового автобуса не взял денег за проезд. Посочувствовал? Спасибо, конечно. Но осадок остался — будто милостыню подал. Полгода состояла на учете по безработице (да-да, и такой «исторический» момент зафиксирован в моей трудовой книжке). Пособие платили небольшое, и мы расходовали имевшиеся на руках деньги, вырученные за продажу северной квартиры. Те, что хранились на сберкнижках, «сгорели».

По бывшему Союзу таких семей были сотни тысяч. Тяжелее приходилось тем, кого просто вынуждали уезжать из мест, где особенно радикализировались националистические отношения. Интернациональная семья уроженки нашего района Елены Жерко (Беглерхановой) вынуждена была оставить столицу Дагестана Махачкалу (ее муж Рамазан родом из этой республики). Пристанище они нашли в Саратовской области. Не знаю, правда, как дальше сложилась судьба их детей — Тимура, Риты и Германа — симпатичных ребят с русыми волосами от мамы-белорусочки и с темно-карими глазами от папы-южанина.

Семье подполковника Советской Армии Станислава Корзуна пришлось уехать на его малую родину — Несвижчину — из Казахстана. Станислав Зигмундович рассказывает:

— Хотя имели среди казахов много друзей и знакомых, нет-нет да и слышали: «Мы — хозяева, а ты кто такой?». Было некомфорт-но. Когда решили уехать, 2-комнатную квартиру вместе с обстановкой с горем пополам продали за 900 долларов, и то хорошо.

Вот как говорил о тех события писатель Борис Олейник в своих воспоминаниях: «Горел Карабах, истекал кровью Цхинвал, грозно зияла рана расколотой Молдавии, по разгромленному Союзу, между пылающими головешками, брели сотни тысяч беженцев с угасающими глазами, в которых умирала надежда». Открытым оказался путь тем, кто «с ног на голову перевернул исконные понятия совести, чести, достоинства, верности Родине, долгу и присяге, канонизировав как добродетели первой категории — ренегатство, жульничество, коллаборационизм, нигилизм, клятвопреступничество, наглое воровство, продажничество, торговлю идеями, идеалами и национальными святынями, оплевывание истории, унижение воинов Великой Отечественной и ветеранов труда. Тем, кто направил народ на народ…».

Путь суверенных стран — бывших советских республик — оказался очень тяжелым. Экономический упадок, острая политическая борьба, кровопролитные столкновения, вражда, подпитываемая внешними силами, архитекторами «цветных революций»… По подсчетам экспертов одного авторитетного российского журнала, в республиках бывшего СССР с 1991 года в межусобицах и войнах погибли более 300 тысяч наших бывших сограждан. Еще около 1 миллиона были ранены и сделались инвалидами. Более 5 миллионов стали беженцами, пишет доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой инноватики и предпринимательской деятельности БГУ Валерий Байнев. Республика Беларусь — одна из немногих стран на постсоветском пространстве, которая избежала конфликтов на межнациональной и межконфессийной основе. А ведь у нас живут представители более 130  национальностей и 25 религиозных конфессий. Беларусь приняла 150 тысяч украинских семей, которые бежали от военного конфликта на Донбассе, вспыхнувшего в результате госпереворота в стране в 2014-м, от разрушений, крови и смерти. Предоставила им полный соцпакет.

Окончилось существование биполярного мира с уравновешиванием политических и военных сил между СССР и США и военно-политическими блоками. Развал нашей бывшей огромной державы историки относят к числу трагических событий всемирной истории ХХ века. Стало очевидно, что каждая суверенная страна, бывшая республика СССР, уязвима перед внешним, совсем не созидательным вмешательством Запада.

Многие забыли такой банальный, такой прозаичный пример. Веник как олицетворение несгибаемости. Попробуй-ка разломай его, когда прутья связаны. Не получится. А развяжи — и прутики по одному легко переломаешь. И — как не бывало веника. Монолитного и крепкого.

Поэтому нам сейчас надо учиться на ошибках других, чтобы не совершать своих. Ведь только сплоченность поможет выстоять, сохранить национальную общность, суверенитет страны.

Тамара ПРАЛЬ-ГУЛЬ,

член Белорусского союза журналистов.