На защите неба Москвы

Ветеран Великой Отечественной войны Иван Илларионович Афанасенко командовал одним

из подразделений, которое стояло на защите неба Москвы.

Расчет прожектора во время боевой работы

Несвижане-пенсионеры помнят начальника пенсионного отдела Несвижского райисполкома И.И. Афанасенко. Спокойного, рассудительного, аккуратного человека с красивым почерком. Он многим помог советом и оказал помощь в оформлении пенсии. Не простое это было занятие — восстановление и подтверждение трудового стажа.

Но немногие знали о том, что этот человек — ветеран Великой Отечественной войны и что он командовал одним из подразделений, которое стояло на защите неба Москвы.

В архивах Ивана Илларионовича я нашел книгу генерал-полковника Д.А. Журавлева «Огневой щит Москвы». Книга с дарственной надписью от благодарной семьи Чебатаревых была приурочена к празднованию Дня Победы в 1990 году. Она напомнила мне о беседе с тестем, Иваном Афанасенко, за обеденным столом в один из моих приездов в отпуск с полигона.

Я рассказывал о ходе испытаний системы противовоздушной обороны С-300, а Иван Илларионович, хотя и не любил вспоминать войну, отметил, что уже в первые дни войны на вооружении его подразделения находилась станция орудийной наводки.

Иван Афанасенко

Вспомнить тот немногословный рассказ по прошествии десятков лет сложно, но с этим мне помогли книга и воспоминания детей ветерана — дочери Галины и сына Леонида.

Из книги «Огневой щит Москвы» сегодня можно лишь в целом представить будни защитников противовоздушной обороны Москвы. В одном из положений «Плана ПВО Москвы» предписано: «Боевые действия истребительной авиации и зенитной артиллерии в ночных условиях обеспечиваются световыми полями». Таких полей всего было 16, каждое глубиной 30 — 35 км. Одно из этих подразделений, в составе которого были прожекторные установки, и возглавлял старший лейтенант Афанасенко.

В первые дни войны под Москвой повсюду велись строительные и земляные работы. Зенитные батареи, расчеты прожектористов и звукоулавливателей, посты воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) и аэростатов заграждения оборудовали позиции.

Вновь прибывших бойцов приходилось обучать по ускоренной программе, тренировать в выполнении лишь самых необходимых приемов боевой работы. Нужно отдать должное нашим кадровым красноармейцам и младшим командирам, получившим подготовку в мирное время, всё это легло на их плечи.

Первые сообщения от постов ВНОС были получены 21 июля 1941 года в 22 часа, когда они обнаружили вражеские бомбардировщики, шедшие на Москву с трех направлений. Сначала это были одиночные самолеты. Затем с десятиминутными интервалами шли четыре группы. Всего в воздухе было 70 бомбардировщиков. На пути немецких самолетов в небо поднялись лучи прожекторов, и сразу же врагов атаковали наши истребители.

За первым налетом шла вторая волна самолетов, затем третья и четвертая. В общей сложности до 200 самолетов атаковали Москву той ночью. Ни одному из немецких асов так и не удалось прорваться к цели. Сбрасывая груз куда попало, они разворачивались и уходили. Но 22 вражеских самолета так и остались дымить на земле. За проявленное мужество и умение в отражении налета вражеской авиации была объявлена благодарность летчикам, зенитчикам, прожектористам, всему личному составу ВНОС. Это был первый в истории Великой Отечественной войны благодарственный приказ Наркома Обороны за достигнутые войсками боевые успехи.

Иван Афанасенко. 1939 год

Вот один из эпизодов, описанных в книге, что произошел на одной из зенитных батарей: бомбардировщик, освещенный прожектором, сам решил расстрелять расчет. Пикируя вдоль луча, немец обстрелял позицию из пулеметов. Но ослепленный прожектором фашист не смог вывести машину из пике и врезался в землю рядом с батареей.

С 22 июля 1941 года гитлеровцы предприняли 17 попыток нанести бомбовые массированные удары по Москве. В среднем в каждом налете участвовало до 150 бомбардировщиков. Все налеты производились ночью.

В наше время трудно представить тот кошмар, который испытывали боевые расчеты зенитной артиллерии, прожектористы и другие наземные подразделения ПВО Москвы.

В начале 1942 года в войска пошли служить женщины. Их обучали обязанностям — номерам приборных и дальномерных расчетов в зенитной артиллерии, работе у прожекторов и на постах ВНОС и командных пунктах.

Много проблем возникло у ст. лейтенанта Афанасенко, когда пришло пополнение — женщины. Пришлось решать самые различные, неожиданно возникшие вопросы. Например, где и как разместить девушек, когда везде мужчины, как организовать стирку белья и прочее.

Вспоминает дочь Ивана Илларионовича Галина:

«Папа не любил рассказывать про войну. Наверное, щадил детскую психику. А может, и самому вспоминать было тяжело. Рассказывал больше смешные да курьезные случаи. Как-то ночью со стороны фронта послышался шум двигателей. Танки прорвались! В такой ситуации положено было осветить прожектором шоссе и выяснить, что там движется. Надо было запустить две машины, стоящие отдельно: дизель и прожектор. А девчата попрятались. Пришлось папе заводить одну машину, потом бежать к другой. А темно! По дороге споткнулся, упал, больно ударил колено, но прожектор все-таки включил. Осветил шоссе, а там наш трактор. Возвращается со строительных работ…»

Подразделениям ставилась задача быть готовыми к борьбе и с наземным противником.

В советских войсках появилась новая техника — станция орудийной наводки — СОН. Она во многом способствовала повышению меткости огня зенитной артиллерии. Вот об этой СОН за обеденным столом и рассказывал ветеран Великой Отечественной войны И.И. Афанасенко.

В дни войны впервые в истории отечественной ПВО были освоены радиолокационные методы обнаружения воздушных целей и определения их координат.

Невозможно перечислить все мероприятия, проводимые командирами для поддержания высокой боеготовности. Постоянные тренировки, готовность к отражению как воздушного, так и наземного противника, требовали огромных усилий, бессонных ночей от командира.

1 мая 1944 года была учреждена медаль «За оборону Москвы».

В числе первых капитан гвардии И.И. Афанасенко получил эту медаль, самую дорогую награду. Долгие годы она напоминала о трудных, но славных боях ПВО за Москву.

Подразделение гвардии капитана Афанасенко И.И. участвовало в обеспечении грандиозного зрелища в Москве в честь нашей Победы — 9 мая 1945 г.

Впечатляющий был фейерверк, сопровождавшийся 30 залпами из 1000 орудий, и световой шатер над центром Москвы, образованный 160 прожекторами.

Рассказы о героизме защитников Родины, приведенные в книге «Огневой щит Москвы» не могут оставить равнодушными ни убеленного сединами ветерана, ни юношу, только готовящегося к службе в Армии.

Это и есть неразрывная связь времен, которой так дорожим все мы.

Военное дело, боевая техника и тактика отражения налетов войсками ПВО ушли далеко вперед.

Но в число слагаемых боевого успеха по защите Родины входит высокий моральный дух, организованность и дисциплина, исполнительность и мастерство, которыми обладал в том числе и ветеран Великой Отечественной войны Иван Илларионович Афанасенко, который ушел из жизни в 2000 году.

Валерий ЧЕБАТАРЕВ,

подполковник в отставке,

ветеран военной службы,

ветеран труда.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.