Хуже злой мачехи: бежавшие в Литву белорусы разочаровались в новой родине

Хуже злой мачехи: бежавшие в Литву белорусы разочаровались в новой родине

Бегство белорусского IT-бизнеса после августа 2020 года в Литву похоже на спланированную Западом акцию. Но поддавшихся на уговоры специалистов ждала не сказка, а экономические и социальные проблемы. Положение анализирует автор baltnews.

Минувшей осенью Литва по команде из Вашингтона и Лондона задумала, а в 2021 году начала выманивать IT-специалистов из Беларуси. В апреле министр экономики и инноваций Аушрине Армонайте утверждала: в переезде заинтересованы более ста компаний.

Заместитель министра Йовита Нелюпшене настаивала, чтобы приглашали людей, работающих в стартапах, оказывающих услуги по развитию бизнеса и разработчиков компьютерных игр.

Официальный Вильнюс из кожи вон лез, помогая белорусам переехать в Литву вместе с семьями. Так планировалось заякорить перспективные рабочие руки, создающие большую и очень большую прибавочную стоимость.

Калачом, медом и пряником

На рубеже апреля-мая правительство Литвы одобрило инициированный Минэкономразвития пробелорусский пакет законов, облегчающих перенос деятельности всей компании или ее части из третьих стран.

В частности, Армонайте во время парламентской дискуссии отметила:

«Поправки к законам об инвестициях, занятости и правовом статусе иностранцев предусматривают, что за разрешением на проживание в Литве могут обращаться не только высококвалифицированные сотрудники, но и все переведенные работники. Служба занятости не будет оценивать квалификацию или опыт работы, а их пригодность к работе будет решаться самим инвестором. Также неважно, соответствуют ли члены семьи потребностям рынка труда. Они автоматически приобретут право работать в Литве и получать здесь вид на жительство».

Сейм Литвы позаботился о выгодных для государства предохранителях: новые правила применяются только к компаниям, которые имеют инвестиционные обязательства на сумму не менее 1,45 млн евро и намерены создать не менее 20 рабочих мест.

«Если Литве удастся привлечь три тысячи айтишников, они полностью компенсируют все возможные потери из-за ответных белорусских санкций», — утверждал главный экономист банка Luminor Bank Жигимантас Маурицас.

Он исходил из прогноза, согласно которому один IT-специалист создает в среднем 46 тысяч евро прибавочной стоимости. «Если предположить, что белорусские IT-специалисты создают столько же, сколько и литовские, то привлечение трех тысяч человек увеличит ВВП Литвы примерно на 138 миллионов евро», — щелкал костяшками счетов сотрудник банка.

Он отмечал: переехавшие в Литву компании будут пользоваться услугами других секторов, например, арендой офиса, юридическими, бухгалтерскими и другими услугами. А по статистике, создав 11 евро в своем секторе, IT-компании создают еще девять евро для других секторов.

В ожидании выгод Литва расстаралась, напряглась и выиграла у Латвии и Польши борьбу за удирающих белорусов. Точных данных нет, но по слухам за минувший год в Вильнюс перебрались до 1500 высококлассных специалистов. Это впечатляющая цифра.

Чемодан, вокзал, Европа

Психологи на днях обнародовали результаты социологического исследования, проведенного среди переехавших айтишников из компаний Wargaming, Gurtam, Flo, Vizor Games, Itransition.

Выяснилось, что более половины погнавшихся за литовским счастьем не связывают свои планы с новой родиной. Она — лишь временное пристанище на пути в большую Европу.

«Оказалось, что туризм и эмиграция — абсолютно разные вещи. Те из респондентов, кто прекрасно чувствовал себя во время кратких наездов в Вильнюс, в эмиграции опустили руки, столкнувшись с комом неподъемных проблем — ментальных, языковых, экономических, социальных бытовых и так далее», — свидетельствуют результаты исследования.

Стрессы, апатия, разочарование стали постоянными спутниками жизни для сотен эмигрантов. Раздражает их все — тоска по родным местам, недостаток информации, сложности в общении с местными, понижение в жизненном статусе, высокие (в 2-3 раза) цены в магазинах в сравнении с привычными, заоблачная арендная плата за приличное жилье, отсутствие домашнего уюта и комфорта, счета за ЖКХ, проблемы с образованием детей и медициной. Даже развеяться и отдохнуть в Вильнюсе негде.

30% опрошенных утверждают, что ожидания не оправдались и готовы возвратиться в Беларусь. Почти 100% респондентов жаловались, что зарплата только на 15% выше прежней и не позволяет откладывать на «черный» день. Разницу сжирает дороговизна товаров, продуктов и услуг. «Лучше жить точно не стали, хуже — точно стали», — резюмировали собеседники психологов Максимовой и Буйневич.

Не прибавляет переселенцам оптимизма наличие так называемой «синей карты». Это разрешение на работу, выдаваемое специалистам высокой квалификации на три года. Обладатели «карты» чувствуют себя временщиками, из которых Литва стремится за несколько лет выкачать энергию, затем выплюнуть за ненадобностью.

Тоска и депрессия

Елена и Мирон, родители маленького Саввы, устали бороться с литовским здравоохранением (сын постоянно жаловался на боли в голове), упаковали чемоданы и укатили домой, в Минск. Там «ухо-горло-нос» из рядовой районной поликлиники в момент установил, что мальчик мучается с ушком — что-то там внутри периодически воспаляется, достаточного небольшого сквозняка.

«В Беларуси нет такого понятия, как семейный врач. Записываешься к специалисту — идешь на прием. В Литве при внешней привлекательности система сложнее и, надо сказать, бесполезнее. Сначала ты (но не сразу, а по записи, возможно, через неделю или две) попадаешь к семейному врачу, который решает, нужен ли тебе специалист. Допустим, нужен. Ждать визита к нему можно и месяц, и полгода. Какая мать согласится, если малыш жалуется на головные боли?», — рассказала Елена.

Медицина — не единственная беда, мешавшая семье счастливо жить в Вильнюсе. Супруг получал на руки 1500 евро, из них 600 отдавали владельцу квартиры, 500 уходило на питание, 100 — бензин и обслуживание автомобиля. Одним словом, денег в дорогой столице Литвы хронически не хватало.

Особенно Мирона раздражали ценники АЗС — 1,4 евро за литр АИ-95, тогда как в 30 километрах на ближайшей белорусской заправке «водилы» недовольны ценой на АИ-95 в 0,71 евро.

Но и это можно перетерпеть, будь дружелюбней окружающий мир. «С соседкой по лестничной клетке — только «здравствуйте-до свидания» в лифте. Ни подруг, ни друзей. В 20 часов город пуст, как будто в нем никто не живет. Пойти некуда. «Театр? Это на литовском языке. Заезжие артисты? По-моему, в Литву вообще никто не приезжает. Выставки скучные», — рассказывал об особенностях жизни в Вильнюсе Мирон. — «Мы с супругой даже вообразить не могли, насколько скучна Литва. Возвратились домой и будто заново мир увидели».

Любые сравнения в устах Елены и ее мужа получались не в пользу Вильнюса. Больше всего их возмущало отсутствие адаптационных программ. Мол, Литва сманила с насиженного места, пообещав златые горы, на деле не предложив ничего. «Нами никто не занимался. Должен же быть для приезжих какой-то курс по истории страны, ее культуре, традициях, праздниках, занятия по основам языка? Просто говоря, «сблатовали» и оставили один на один с проблемами».

Оба супруга делятся вот каким наблюдением: литовцы и белорусы живут по соседству, но ментально это совершенно разные народы. Во-первых, белорусы — славяне, литвины — тевтоны. Первые в основном православные, вторые — католики. «Бульбаши» открыты и гостеприимны, литовцы — люди закрытые, осторожные и подозрительные. Привыкнуть к этому невозможно.

Рано в Вильнюсе радовались утечке «мозгов» из Беларуси. Литва в них сильно нуждается, но не смогла создать беглецам условий, превосходящих или равных прежним. На такой хилой почве таланты расцвести не могут.

Поэтому возвращаются домой или бегут дальше, предпочтительно в Германию, в надежде, что немцы их оценят в полной мере. Если не повезет — можно и за Атлантику махнуть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.