Павел Слепченко: «Главное — хорошо делать свою работу»

Из 25 выпускников медицинских учебных заведений, пришедших работать в Несвижскую центральную районную больницу в этом году, 10 — уроженцы района.
Один из них — выпускник Несвижской гимназии, хирург Павел Слепченко. Мы поговорили с молодым врачом о его пути в профессию и ее особенностях.

Хирург УЗ»Несвижская ЦРБ» Павел Слепченко

— Работа в районной больнице имеет свою специфику, — рассказывает хирург. — Здесь каждый и в отделении работает, и в поликлинике, и берет на себя когда дневное, а когда и ночное дежурство. Широк и перечень вопросов, с которыми мы можем столкнуться. Конечно, бывают ситуации, когда необходимо вмешательство узконаправленного специалиста, такого, как сосудистый хирург или нейрохирург. В этих редких случаях, если пациент не транспортабелен, мы вызываем специалистов из областной клинической больницы и операция проводится на месте. Если угрозы для пациента нет — отправляем (транспортируем) его в областное учреждение здравоохранения. Но в большинстве случаев все операции делаются силами районных хирургов, и только в крайне редких ситуациях вызываются областные медики.
В ярчайших подробностях Павел помнит свой первый месяц работы и в особенности — свою первую операцию. Под руководством заведующего хирургическим отделением Дмитрия Сущени молодой врач три часа оперировал пациента.
— Это был незабываемый опыт. И я благодарен, что мне доверили проведение этой операции, — делится хирург и продолжает: — С августа я официально работаю врачом поликлиники, то есть оказываю непосредственно амбулаторно-хирургическую помощь. Также от 4 до 7 раз в месяц дежурю по больнице. Если во время дежурства поступает пациент, который нуждается в оперативном хирургическом вмешательстве, вызываю кого-нибудь из более опытных коллег ассистировать. Кстати, все операции проводятся двумя хирургами, в одиночку со многим просто не справишься.
Хирурги работают и днем, и ночью, если есть пациенты.
— Бывает ли такое, что на протяжении недели нет операций?
— День еще может быть, но неделя — нет. Стабильно у нас в отделении в месяц 40 — 60 операций. В связи с эпидемиологической ситуацией и уменьшением количества плановых операций в год их проводим больше шестиста. В доковидный период эта цифра доходила до 1100 — 1200.
— Есть ли операции, которые можно считать простыми?
— Я не знаю, существуют ли простые операции. Мы, наверное, такие не проводим. Простые — это операции, которые делаются в поликлинике: вросший ноготь, бородавка и так далее. Но даже в них есть всякие подводные камни. Человеческий организм — это целый мир. Нельзя на 100 процентов быть уверенным в своем диагнозе, пока не заглянешь внутрь. Можно до операции ставить один диагноз, а на деле проблема оказаться другой.
— Павел, расскажите, пожалуйста, планируете ли Вы получать специализацию? Есть направление хирургии, которое интересует Вас больше всего?
— Я не вижу смысла сужать специальность, пока не буду уверен, что у меня достаточно практических знаний в хирургии в целом. Нужно понимать тело человека с головы до пят. Возможно, позже я и сделаю выбор в пользу одного из направлений, но сейчас мне интересно всё.
— Ваш путь по медицин-ской стезе только начинается, а когда Вы решили для себя, что хотите по ней пойти?
— Я с 7 класса знал, что буду поступать в Белорусский государственный медицинский университет. Одним из импульсов, который подтолкнул к этому решению стали слова мамы «было бы неплохо, если бы в семье был свой врач». Знаю, что такое слышат многие, но не все и правда идут в медицину. Мне как раз нравилась биология, потом, когда началась химия, — понравилась и она. Пошли олимпиады по биологии, более углубленное изучение предметов… И вот я студент медицинского. Изучение теории, практики, потом — выбор специализации, ее углубленное изучение, стажировка в областной клинической больнице и начало трудового пути здесь.
— А что Вам больше всего нравится в Вашей работе?
— Нравится ставить правильные диагнозы. Больше всего испытываешь удовлетворение, когда, например, пациент впервые обращается, ты ставишь ему предварительный диагноз и он подтверждается. Нравится, что нужно думать самому.
Когда ты стоишь у операционного стола и перед тобой лежит пациент, испытываешь совсем другие эмоции. Ты как будто оказываешься в другом мире, сосредотачиваешься на том, чтобы сделать всё максимально хорошо, внимательно прорабатываешь каждый этап операции. В этот момент ты не думаешь, кто перед тобой лежит, ты думаешь только о том, чтобы операция прошла успешно и пациент быстрее поправился.
Не так давно нам привезли новую лапароскопическую стойку, и скоро мы снова начнем делать малоинвазивные операции. Это мировая практика — минимизировать вмешательство в организм, за счет чего легче протекает послеоперационный период и быстрее заживают раны. Благодаря этой стойке можно не только удалять желчный пузырь, но и делать диагностические операции при помощи ввода камеры через небольшие надрезы. Так в неясных ситуациях можно понять, нужно ли проводить более серьезное хирургическое вмешательство.
— Есть ли что-то, что помогает Вам набираться сил?
— В медицинском университете интересовались, у кого какие увлечения. Оказалось, что у нас на потоке несколько человек играли на скрипке, и мы создали ансамбль скрипачей БГМУ. Но последние два года я совсем не играл. Руки отвыкли от скрипки, но привыкли к другим инструментам.
Свободного времени немного, но я стараюсь ходить в бассейн, занимаюсь физкультурой. Как бы там ни было, главное для меня — хорошо делать свою работу.
— Павел, спасибо за интервью. Желаем Вам успехов!

Неонила ЛЮБАНЕЦ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.